Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

я

Русская национальная идея...

...и, одновременно - единственная внятная идея, высказанная в этом журнале:

- не предавать...
- своих в беде не бросать...
- ради выгоды не врать...

и, самое главное...

- прежде, чем покинуть этот мир - постарайся сделать его немного лучше...


А всякие умники - пусть идут, идут, идут… Остальное - несущественные частности.



 
я

Бараны разные – ворота те же… Снова про «Савву».

В российском производстве анимационных фильмов есть непререкаемая традиция – после нескольких лет производства фильма нужно обязательно переписать сценарий.

И вот теперь наступил черед «Саввы». Не прошло и три года с момента начала работы над фильмом. Поясню для непосвященных. Изначально производство фильма строится на двух важных компонентах – литературном и режиссерском сценариях. Режиссерский пишется, исходя из литературного. К производству фильма можно приступать, только имея на руках режиссерский сценарий. Исходя из него, строятся трехмерные локации, делается аниматик, проводится озвучание, начинается анимация персонажей. Не имея на руках режиссерского сценария, можно заниматься, в лучшем случае, художественно-постановочной частью: разработкой персонажей, текстурированием и сетапом (скелетом). И то – рискованно. Ибо в процессе работы над режиссерским сценарием характеры персонажей могут непредсказуемо измениться, и значит – их внешний вид тоже.

В случае с «Саввой» мы имеем: сделанный трейлер, публичные обещания сдать фильм к концу 2010 года, три года работы студии численностью в пару десятков человек, кучу сделанной анимации, рендер, композ, и вообще весь набор признаков разгара полноценного производства фильма.

И вот – бац! Переписываем сценарий.

Collapse )
я

После показа «Гадкого утенка».


Что и говорить… Главное в творении художника – это он сам. Пресс-конференция Гарри Бардина с блоггерами после показа случилась воистину фантастическая.

Разное 4 Бардин

 

Мэтр источал шутки, был кладезем остроумия, оплотом морали, ярым противником ксенофобии и при всем этом умудрялся выжать из слушателя скупую сентиментальную слезу. Может быть, не у всех, но у меня - точно. Не в том смысле, что вызывал жалость, а в том, что говорил о вещах правильных и правильно. Как и положено человеку, глубоко умудренному жизненным опытом.

 

Очень понравилось это: «После записи музыки мне сказали музыканты – знаешь, мы эту хрень играли до хрена, на ТАК - в первый раз». Это, кстати, было сказано про оркестр под руководством Спивакова.

 

Интересно прозвучал ответ на вопрос: - Как Вам удалось собрать столько звезд?

 

- Знаете, я ведь тоже не на помойке родился. Я любого могу позвать, и ко мне придут. Ну, кроме Михалкова, конечно. И то, только потому, что я сам его не люблю.

 

 

Collapse )


я

Нужна, в общем-то, помощь.


Никогда в жизни не думал, что напишу этот пост. Но ситуация просто вымотала.




Дочь болеет атопическим дерматитом (хроническое воспалительное заболевание кожи). Заболевание, прямо скажем, очень паршивое. У некоторых детей оно еще как-то не очень интенсивно проявляется, но Полине не повезло под самую завязку. Язвы на лице и по всему телу, отсутствие кожи на больших участках тела в период обострения, короче – ужас. Заболевание плохо лечится, оно хроническое. Основное лечение – отправлять ребенка хотя бы пару раз в год в специализированный санаторий в Сочи, где таких детей всякими грязями и процедурами приводят на некоторое время в порядок. Но через несколько месяцев кошмары с язвами и ранами повторяются снова. Неосновное лечение тоже есть, но от него толку мало. В общем, ребенка нужно постоянно лечить. Последний раз отправлял лечиться Полину в мае. Хотя дела финансовые, мягко говоря, выглядят неважно. А лечение, дорога, и питание Полины плюс мамы (одного 10-летнего ребенка не отправишь) стоит приличных денег. И это притом, что последние доходы по предыдущему проекту были в ноябре 2009 года. А запуск нового проекта пока не состоялся. Хотя, как говорится, вот-вот… Бывшие работодатели должны кучу денег, но попытка получить долги закончилась этим. А с гранатометом идти на приступ как-то не хочется.

В общем, несмотря на продажу машины, и выскребание по сусекам всех заначек, в данный момент долг за лечение и решение сопряженных с ним проблем составляет около 400 тысяч рублей. И девчонку вскорости снова нужно будет лечить. Конечно, в любой момент может начаться финансирование нового проекта, и дела финансовые быстро нормализуются, но этот процесс пока застопорился. Встает риторический вопрос – что делать? Ответ один – занимать. Но судьба так распорядилась, что кредит в банке по определенным причинам взять больше не могу. Один уже взял. Углубляться в подробности не хочется. Друзья-знакомые кто без денег, кто в отъезде… А долг нужно погасить экстренно. К сожалению, занимать пришлось и там, где срок возврата лучше не пропускать. И Полину скоро нужно будет снова лечить.

Если кто-то сможет одолжить нужную сумму или хотя бы ее часть на некоторое время – был бы очень признателен. Хотя признателен – это не то слово. Когда дела на работе выправятся – сумею быть очень благодарным. ОЧЕНЬ БЛАГОДАРНЫМ.

Collapse )

я

Сверхзанятное интервью Марка Рудинштейна.


Собчак: Г-н Рудинштейн, мы позвали вас, так как узнали, что после публикации отрывков из вашей книги вы стали персоной нон грата на телеканалах. Программа «Пусть говорят» с вашим участием отправилась под сукно.


Соколова: Говорят, г-н Эрнст очень хотел, чтобы программа вышла, но ему позвонили – сначала Ярмольник, потом Куснирович, а потом даже из Кремля. И г-н Эрнст вынужден был сдаться.


Собчак: В связи с этим два вопроса. Что же вы там понаписали? И зачем?


Рудинштейн: Книгу, отрывки из которой опубликовал «Караван историй», я фактически написал в больнице в 2007 году. Я провел там почти полгода – у меня диабет.

IMG_9404.jpg


Соколова: Книга получилась скандальной. Судя по публикации, вы решили облить грязью известных людей, с которыми работали много лет, делали «Кинотавр», в частности покойного Янковского. Авторов подобных разоблачений обычно ждет тяжелая судьба. Зачем вы это сделали?


Рудинштейн: Я просто хотел рассказать о своей жизни. Мне важно было успеть. Желания отомстить не было. Я давно знал этих людей, делал с ними «Кинотавр» и прекрасно понимал, с кем имею дело.


Collapse )


я

Многое неладно в недатском королевстве.

Вот я пишу все в это сообщество «Чтобы помнили», пишу… «Зачем-то я все это делаю?» - вопрос из головы вовсе не уходящий. Ради чего тратится такая уйма времени? Кстати, реально на подготовку одного поста в среднем уходит 3-4 часа в лучшем случае. Отобрать материал, проанализировать, заново скомпоновать, переписать, сверстать… Зачем? Сообщество, собственно, не особо популярное, таких полотенец из комментариев, как это было в момент его создания, давно не наблюдается. Ничего, кроме времени, не забирает, ничего, кроме рези в глазах от монитора, не отдает.

Не знаю. Какая-то прям-таки потребность…

Интересно, узнавать - как люди, в основном творческие, частенько попадали в сложные жизненные переплеты? И как с достоинством из них выкручивались. Или без достоинства. Но это реже. Хочется ориентироваться, так сказать, на реальные примеры. Часто помогает. Если сам в сложные ситуации умудряешься вляпаться.

Вот, например, есть такое дело в творческом процессе – невостребованность. Жуткая штука для творца. Или ломает, или в могилу сводит. Почему-то не могут они, эти творцы, к нормальной жизни адаптироваться. А если смогут – то какой ценой это дается?

Collapse )
я

О Глузском, ВГИКе и внимательных взглядах.

В 1991 году я пытался поступить во ВГИК на режиссерское отделение. Дело, естественно, не закончилось ничем, особенно, учитывая честный ответ на вопрос:

- Какое кино любите?

- Американское…

Дальше второго тура не прошел. Но не в этом суть. Поступать на режиссерский – было, как минимум, глупостью потому, что за плечами был почти с десяток снятых короткометражек, о которых, естественно, на экзаменах из скромности никому я не сказал. Плюс огромное количество фоторабот. И попробовать поступать стоило на , скорее, на операторский факультет. Но суть и не в этом.

Возвращаясь из ВГИКа однажды на троллейбусе, сажусь на остановке на улице Вильгельма Пика, еду, и через несколько секунд ловлю на себе пристальный взгляд. Упорный такой, изучающий. Двадцать лет прошло, а я его по сей день хорошо эти «смотрины» помню. И еще меня удивило – кто на меня так смотрит? Актер был очень знаком, не узнать было трудно - Глузский. Ну, посмотрели, мы друг на друга, как-то не очень скромно, подолгу, и вышли каждый на своей остановке. Я всему этому значения не придал, но, как видите, случай запомнился.




И сейчас, готовя материал о Глузском в «Чтобы помнили» узнаю, что он с 1987 по 1998 годы был профессором ВГИКа и руководил двумя мастерскими на актерском отделении. Вот и подумалось, теперь спустя время… Может, стоило подойти, сказать: «Здравствуйте, Михаил Андреевич… Я тут во ВГИК поступаю, а тут Вы на меня чего-то так внимательно смотрите. Может, сгожусь? Пособите поступить, хотя бы на актеский, а? Пожалуйста-а-а…»

Шутки-шутками, а может – и проскочило. Я, кстати, в том возрасте был очень недурен собой, и можно было вполне попытать счастья на актерском. Я-то, естественно, сам так не считал, но окружающие об этом часто говорили.

О Михаиле Глузском в сообществе «Чтобы помнили».