Андрей Гончаров (andrey_g) wrote,
Андрей Гончаров
andrey_g

Родина, блин. Я ж там родился... В двух шагах от этого, можно сказать, места.

Оригинал взят у biblus в Мертвый мост
К новости о том, что в Брянске собираются реанимировать заброшенный мост через Верхний Судок, интересная статья десятилетней давности.

Брянск - город мостов. В большей степени, чем даже Питер. Не по количеству, а по их значимости для жизни города.

В Питере обилие разномастных перекид­ных конструкций - скорее архитектурный шарм. Разведи один - все спокойно поедут по соседнему. А попробуй «выключить» любой мост Брянска, и добрая четверть города впадает в кому. Потому что в Брянске нет поня­тия «в объезд». Брянск - город параллельных, совершенно непересекающихся линий, каж­дая из которых рано или поздно упирается в реку или овраг. Так что мы живем, пока целы и невредимы мосты.

***

- Я, кажется, понимаю, почему в этом горо­де все совершается так медленно и по-дурац­ки, - заявил однажды знакомый студент, при­бывший на каникулы из столицы, где все нын­че просто помешаны на древнем китайском учении фэн-шуй. - Когда один китайский им­ператор приказал застроить свой дворец мно­жеством хитроумных лабиринтов и комнаток, мастера объяснили ему: чем больше в твоем хозяйстве предметов, которые ты не исполь­зуешь по назначению, тем беднее будет твоя жизнь. Потому что огромную долю своих дохо­дов и сил ты будешь тратить на поддержание того, что все равно не принесет пользы... Все время своего монолога студент кидал камушки с широченного - четыре полосы - брянского моста в траву, которая сверху ка­залась гладким зеленым паласом. Как потом выяснилось, высота здешних опор - больше 30 метров.

Эта высоченная и широченная конструк­ция стоит в центре Брянска и официально на­зывается «Мост через овраг Верхний Судок». А вообще его зовут Мертвым. Потому что по нему никто, не ездит. Потому что один его ко­нец упирается в огороды, а другой - в гаражи. Так что он безнадежно мертв. Хотя ответственные лица и говорят, что расконсервируют и достроят, «если Родина прикажет». Но сами тут же добавляют, что прикажет вряд ли. Пото­му что в нем и необходимости-то нет...




Фото отсюда

Необходимости неотложной точ­но нет, а вот затеи жалко. Затея по генеральному плану застройки Брянска была - супер! Прямая трас­са должна была пройти от проспек­та Станке Димитрова через Нижний Судок, где для этого построили дру­гой мост (впоследствии названный в народе «Мостом самоубийц»), вы­ходить на этот - Мертвый - мост и прямиком мимо гостиницы «Турист» - вниз к Десне, к ирмашу. Но только это был старый генплан, 60-х годов. Когда дело дошло до осуществле­ния, в стране началась перестрой­ка и т. д. Что успели соорудить до 1987 года, то и осталось...

Теперь на Мертвом мосту выгу­ливают собак. Совершают проме­нады и играют вечерами на гита­рах. Катаются на роликах и великах. Пишут посредством баллончика всякую чушь и причудливо загиба­ют торчащие кое-где арматурины. А предприятие «Брянскмост» про­водит профилактические работы, регулярно отчитывается о состоя­нии объекта. Потому что это такой же мост, как другие, и на его содержание отводится определенная сумма из бюджета. Сколько именно - официальные лица почему-то держат в секрете...

***

Впрочем, с появлением этого моста жизнь на улице Малыгина изменилась. Эта улица ведет от ов­рага к гостинице «Турист». Ее чет­ной стороны давно не должно быть на земле. На месте бараков и вет­хих домишек вот уже пятнадцать лет как должна была шуметь ровнень­кая автострада.

Но снесли тогда только первые три дома, - с горечью вспоминают местные старожилы. - А ведь всем обещали квартиры в городе! И кого снесли, тому правда дали. Они были рады-радешеньки. И остальные уже сидели на чемоданах. Но тут сказали, что денег больше нет...

Местный человек Михаил Ива­нович необычайно гордится мос­том. А вся округа гордится Михаи­лом Ивановичем. Он носит портфель и очки, и к нему всегда отправляют захожих журналистов.

Михаил Иванович действитель­но знает всё:

- Проект генеральной застрой­ки Брянска разрабатывался в 1961 году по согласованию с Министер­ством обороны. По нему мост имел стратегическое значение. Имелась в виду дорога на Орел и Гомель. Из- за коротких прогонов по мосту легко мог пройти 50-тонный танк. Еще по генплану хотели, чтобы с другой сто­роны дорога шла к школе милиции. Там собирались построить площадь Дзержинского с кольцевой развяз­кой. Но так и не построили...

Здешние люди слыхали, что строительство этого моста обо­шлось в 3 миллиона рублей. В це­нах 1987 года это стоимость трех-четырех пятиэтажек.

И честно говоря, они его сразу невзлюбили. Потому что, сколько они себя помнят, на улице Малыгина не было асфальта. Пока не занялся этим вопросом легендарный улич- ком дядя Яша, который теперь уже умер, а тогда был очень пробивным. Он-то и добился, чтоб улицу начали асфальтировать. Да что улицу - всю Макаронку стали асфальтировать благодаря дяде Яше. В 85-м году примерно. А как только асфальт по­ложили, стали строить мост. И по­шли по новому асфальту КамАЗы с песком и щебенкой. Ну и разбуровили всю дорогу.

А когда мост построили, нача­лась новая беда - движение по это­му мосту. За полгода на улице Ма­лыгина сбило бортами грузовиков четверых - двух женщин и двоих

мужчин. У Михаила Ивановича тесть погиб - уворачивался от грузовика, оступился и упал затылком на кир­пич. Тогда местные жители стали писать в инстанции, что надо за­крыть движение. Перед мостом со стороны «Туриста» насыпали гору из песка. Но автомобили все равно проскакивали. Тогда мост перегоро­дили старыми железными понтона­ми. Тут уж движение прекратилось. Правда, был случай, когда пьяный мужик на КамАЗе разогнался и про­таранил понтоны. Машину покоре­жил, но проехал...

Так и стоит в городе мост, кото­рый никому не нужен и не мил. Кра­сивый и безнадежно мертвый мост.

Юлия МЕРЗЛИКИНА
Александр КОНДРАТОВ
"Брянское время", 2003 год, № 33

Tags: мое
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment