Андрей Гончаров (andrey_g) wrote,
Андрей Гончаров
andrey_g

  • Mood:
  • Music:

Новые публикации

Под катом - скромный дебют автора в очередном сентябрьском номере журнала о кино "Наш прокат"

«Советское» кино «кончилось». Что такое - «российское»?  

 


   В конце 80-х годов начала разваливаться хорошо налаженная структура советского проката и кинопроизводства, существовавшая полностью в системе рыночных  взаимоотношений. Будет ли польза от начинавшейся перестройки в кино – можно было предполагать  по результатам V съезда  кинематографистов.  Выступавший Эльдар Шенгелая говорил о полученной кинематографистами  свободе и о  предстоящей самоокупаемости кинематографа. Но интеллектуальное кино принципиально не может быть самоокупаемым. Оно может быть тонким, умным и интеллигентным. И на него никогда не придет много зрителей.  Сохранение высокого уровня посещаемости кинотеатров в России требовало продолжения эффективной централизованной политики финансирования  и управления в отрасли кинопроизводства и проката. Но  новые эффективные методы создания кинорынка предложены не были. Вместо этого исчезли способы, безукоризненно работавшие прежде. К тому же в продаже начали   появляться видеокассеты и компакт-диски, уменьшавшие доходы кинопроката. Чем же плоха или хороша была система советского кинопроката? И чем отличается от нее система возрождающегося кинопроката российского?

  Рентабельность советского кинематографа составляла 900% в год. В интервью для журнала «Variety» бывший зампред Госкино СССР Борис Павленок  говорил о том, что кинотеатры в СССР посещают 4 миллиарда зрителей в год.  Средняя цена билета была 22,5 копейки и при кассовых сборах в 1 миллиард рублей со всей киносети получается именно такая цифра. Этого хватало, чтобы вернуть кредит, вести производство, оплачивать тиражи фильмов. Примерно 550-570 миллионов забирало государство в виде налогов. Оставшегося хватало, чтобы делать такие картины, как "Война и мир" или эпопею "Освобождение". С 1976 года ежегодно было 30 режиссерских дебютов. Было создано на "Мосфильме" объединение "Дебют", условием работы в котором было: ставьте что хотите, снимайте как хотите, выход на экран зависит от проката - купит или не купит. Hо  творческому составу платили повышенные ставки, чтобы они не были ущемлены по сравнению с теми, кто работает в "большом кино".                                  

    В сегодняшней России конкурентное преимущество частных российских кинопрокатных сетей по отношению к этому виду бизнеса в других странах лишь начинает наверстывать упущенную  возможность быстрого покрытия огромной территории и удовлетворять востребованность данного способа досуга у российских граждан. Это в начале 1960-х годов Советский Союз мог сравниваться по количеству мест в городских кинотеатрах на 1.000 населения c ведущими странами Запада: на первом месте США и Франция - 62 места, на втором месте Великобритания – 58 мест, на третьем СССР – 45 мест. Число сегодняшних  переоборудованных в соответствии с современными мировыми стандартами российских кинотеатров составляет не более двухсот. Хотя по современным оценкам цифра может достигнуть двух тысяч и этот пробел российские частные кинопрокатные компании  в течение 5-7 лет намерены активно заполнить. Но цифры советского времени воистину впечатляют. На 1 января 1953 года количество действующих киноустановок в стране составляло 49.496. Притом, что чиновники были недовольны невыполнением плана. Их число должно было увеличиться до 64.350. Хотя темпы, которыми план осуществлялся в жизнь, позволяли утверждать, что  план не будет выполнен – они, по крайней мере, имели место. И какие темпы! План на 1956-60 годы был выполнен в течение трех лет. Число киноустановок росло невиданными темпами: в 1940 было введено в строй 28 000 новых киноустановок, в 1953 году – 52 300, в 1958 году – 78 000, в 1962 году – 120 500. Теперь бы развернуть чиновников в сторону культуры. Вот пример деятельности госаппарата в экономике культурного сектора страны в июне 1958 года. Совет министров СССР принял Постановление о строительстве крупных кинотеатров (более 1.000 мест) в 19 городах СССР. В частности, согласно этому Постановлению намечалось сооружение крупного кинотеатра в Москве на Октябрьской площади. Само Министерство несколько ранее, в 1957 году из-за нехватки кинотеатров в столице просило «разрешить построить в городе Москве кинотеатр вместимостью 4.000-5.000 зрительских мест и дать указание Мосгорисполкому для указанного строительства выделить земельный участок, ранее предназначавшийся для строительства Дворца Советов». Сегодняшний кабинет министров не только не может принять какое-либо постановление, но и сформулировать свою позицию в этом вопросе.

   В России убыстряются темпы экономического развития, производятся досрочные выплаты по долгам иностранным кредиторам и даже появляется огромный стабилизационный фонд, который на сегодняшний день является запасом на «черный день». Или ресурсом для инвестирования в экономику других государств, что сказано Германом Грефом, как ни странно. Но в России нет  ресурсов для восстановления собственной высокорентабельной и традиционной формы дохода - кинопроизводства.   Подобное положение дел в секторе культуры, по негласному мнению чиновников, не может привести к политическому «переплету». Это не ускоренный темп инфляции, отток капитала за границу, отсутствие средств для выплаты зарплаты или обнищание населения. Но почему духовное обнищание населения не может быть приравнено к экономическому? Только потому, что оно достигло того предела, где большая часть населения не в состоянии определить его нормальный уровень? А оставшаяся часть не обладает достаточными знаниями и ресурсами для инициативы «снизу»? Тем временем все частные и государственные организации, призванные защищать интеллектуальные права граждан, продолжают свою формальную деятельность на бумаге и скорее во вред этому процессу. Поскольку не в состоянии осуществить или не желают предпринять какие-либо эффективные меры. И не в состоянии инициировать процессы, стимулирующие создание подобных мер.

    Главной целью  советского кинопроизводства было извлечение прибыли и пополнение бюджета. Чем не цель для российского? Кинематограф был абсолютно рыночной и прибыльной структурой. Получив тематический план, зампред Госкино шел в Госплан, а потом в Министерство финансов и получал лимит на производство фильмов. Тогдашний министр финансов Василий Федорович Гарбузов был большим любителем кино. Когда он смотрел комедии, с ним в одном ряду сидеть было нельзя: все кресла тряслись. И если возникали сложности, он безоговорочно решал вопрос. Обычно Госкино получало до 100 миллионов рублей в год. Оно должно было их освоить и погасить банковский кредит. Студии продавали фильмы прокату (другой структуре Госкино), прокат продавал кинотеатрам, и деньги, полученные от сборов за билеты, Госкино возвращало в банк. Интересно, может быть одна из проблем современного рынка интеллектуальной собственности в том, что меняющиеся председатели кабинетов министров кино не любят и его не смотрят? Вместо принятия компетентного решения государственные чиновники любят произносить, что легких реформ не бывает. Но государству не нужно тратить средства на эту реформу. Государство должно предложить стратегию и определить правила игры новых участников этого рынка. Причем кардинально всех, а не только кинопроизводства. Поскольку сегодня кинорынок и рынок механических носителей – составляющие единого целого, логично друг друга дополняющие.

   Между тем, чтобы на российском рынке производства механических носителей не возродился малый бизнес, владельцы крупных предприятий держат устойчиво низкие цены на услуги тиражирования и готовый продукт. Производя в большинстве контрафактную продукцию. И цена на контрафактную продукцию мало чем отличается от цены производства самого носителя. Но таким образом производители не только добиваются отсутствия конкурентов, но и не допускают саму возможность авторских отчислений. А уклонение от контроля тиражей ведет к отсутствию официальной бухгалтерии, уходу от налогов и другим уголовно-административным нарушениям.  Таким образом, ушедшая из кинотеатров зрительская аудитория является источником дохода лишь для неконтролируемых пока государством заводов-производителей механических носителей информации. В отличие от полностью подотчетных кинотеатров. В результате  моментального появления в продаже пиратских DVD не имеют полноценных кассовых сборов кинотеатры, а огромный рынок механических носителей не возвращает государству в виде налогов и правообладателям в виде отчислений ничего вовсе. Только разница между ними очень проста – российское государство поддерживает свой бюджет благодаря использованию природных ресурсов, а российскому правообладателю продавать кроме собственных штанов и мозгов совершенно нечего.  «В России те, кто идет назад, идут быстрее, чем те, кто идет вперед», - фраза вполне применима к определению правил  регистрации и реализации современных произведений российской культуры. Позитивных процессов в экономическом секторе культуры нет. Но разрушительные процессы, перерастающие в необратимые, набирают ход.

   Есть сфера рынка, и есть способы общественного воздействия на соответствующие инстанции. Сегодня необходимо общественное воздействие на деятельность чиновников госаппарата как минимум для того, чтобы объяснить им саму суть проблемы и способ ее решения. Требования к этому способу простые: он должен обеспечить защиту прав создателей интеллектуальной программы и контроль количества произведенных носителей. Пока работа в этом направлении меньше всего заботит тружеников госаппарата. Хотя самый простой выход – введение контрольной государственной  марки предельно надежен и результативен. Соответствующий департамент должен заняться регистрацией всех поданных заявок и выдачей соответствующих марок. Это означает, что в момент реализации каждый носитель  в формате DVD и CD должен быть оснащен этой маркой, а сами предприятия-производители должны принимать заказ на тиражирование только при наличии документа, подтверждающего факт регистрации программы заказчиком в соответствующем госучреждении.  Пока что госаппарат не только не в состоянии эту проблему решить, но и определить – в чем  проблема творческого сословия заключается. В условиях диверсификации российской экономики пренебрежение к выстраиванию взаимоотношений в ее любой части без привлечения экономических ресурсов и использовании лишь ресурсов административных – должно пресекаться и меняться в максимально короткие сроки. Изменения становятся возможны при организованной инициативе общественных организаций на все ветви законодательной и исполнительной власти. Невозможно сделать хуже, чем сейчас. Потому что «хорошо» в обсуждаемом секторе российской культуры еще не было…  

   Известно, что в искусстве есть две тенденции: одна - искусство для зрителя, а другая - искусство для развития искусства. И фильмы, которые обогащали кинематограф, как правило, зрительским интересом не пользовались. Hо на  них  в советское время, как ни странно, находило деньги Госкино. Например, в случае  с Андреем Тарковским. Его творчество зритель всегда воспринимал  трудно.  В среднем, чтобы фильм оправдывал себя, нужно было, чтобы его посмотрело 17 миллионов зрителей. Далеко не всегда прокат хороших фильмов с этой цифрой справлялся. Хотя, например, Василий Шукшин снимал  точно. Без лишних съемочных дней и  попусту потраченной пленки.  Производство фильма "Калина красная" стоило  289 тысяч рублей и посмотрело ее 140 миллионов человек. Сегодняшние российские условия производства любого вида интеллектуальной собственности не позволили бы работать ни Тарковскому, ни Шукшину.  В сегодняшних  сценариях профессионализм, выстроенность и сюжетную понятность обнаруживаешь с трудом. Можно сколько угодно допытываться  у режиссера: "А про что у тебя кино? В двух фразах", - и слушать его долгий рассказ. И будет непонятно - он  не знает, о чем его фильм или ему стыдно признаться. Задачей Госкино СССР было составление тематического плана. Именно чиновники Госкино хотели, чтобы кинематограф был всеохватным. Чтобы были не только лирические фильмы, но и исторические. Чтобы были фильмы военной тематики. Чтобы это был многожанровый кинематограф. Особое внимание уделяли комедиям, семейным фильмам. Это то, что зритель  принимал всегда. Сегодняшние коммерческие российские кинообъединения пока еще слабы и не могут соперничать по количеству выпускаемых фильмов с Госкино СССР. Но отсутствие активов – фактор временный.  Они уже заняты производством и намерены полностью обеспечить российский рынок и современными кинотеатрами, и российскими картинами. Но отсутствие официальной государственной политики в первую очередь не позволяет снимать малобюджетное, но любимое зрителем кино: комедии, семейное кино и мелодрамы. Не всякий проект целесообразно пускать в широкий прокат с рекламой, идентичной рекламе западного блокбастера или отечественного «Ночного дозора». Хорошая российская мелодрама может и не собрать в прокате требуемых для окупаемости производства и рекламной кампании средств. А на рынке механических носителей она сполна вернула бы своему создателю затраты. Однако в условиях политики государственной анархии в отношении сегодняшнего рынка интеллектуальной российской собственности это, к сожалению, невозможно. Значит, по-настоящему «вкладываться» без большого риска прокатчики могут лишь в масштабные высокозатратные проекты, предпочтительно «блокбастеры». Способные соперничать с эквивалентным продуктом киноиндустрии других стран.  И за это специфическое и несвойственное любой цивилизованной стране ограничение можно благодарить своих же чиновников, занимающихся банальным перераспределением отпущенных бюджетом средств и поиском возможностей при этом распределении заработать.  При этом удел зрителей - просмотр близнецов-сериалов на телевидении, вместо качественного кинематографа. Чья история еще совсем недавно была полна яркими примерами.
 
Андрей Гончаров



 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments