Андрей Гончаров (andrey_g) wrote,
Андрей Гончаров
andrey_g

«Анимационный камень российского кинопреткновения» (часть 1).




ПРОЛОГ

У любого участника кинопроцесса есть два основных мотива, определяющих его действия. Первый мотив – как реализовать свой творческий и профессиональный потенциал? Второй – как во время этой реализации заработать? Если решение этих задач протекает в штатном режиме, вне зависимости – режиссер ли ты, инвестор, актер, сценарист, продюсер, звукорежиссер, супервайзер, специалист по рендеру, моделингу, текстурированию, композу – значит, каждый из упомянутых и неупомянутых выше творцов находится в благоприятной среде. Предоставившей всему спектру профессионалов возможность создавать, самореализовываться и зарабатывать при этом на хлеб насущный. Если же какое-либо из этих живых звеньев длинной цепи кинопроцесса не может найти своим силам адекватное применение, значит, внутри организации кинопроцесса есть существенные проблемы. Ведь индустрия – это система созданных взаимоотношений. Если нет полноценных взаимоотношений, значит – нет системы. А если нет системы – то нет и индустрии.

Часть 1

«Индустрия анимационного кино – есть она в России, или нет?»

Для того, чтобы ответить на вопрос: «В каком сегодня состоянии находится анимационная индустрия?» - нужно, следуя упомянутой выше линейке участников производственного процесса, понять, все ли требующиеся в процессе создания мультфильма специалисты в состоянии найти на территории России своим силам адекватное применение? И если где-то есть сбой, нужно знать – на каком участке есть проблема, в чем ее причина и как с этой причиной разобраться?

Как минимум, один сбой, совершенно очевидный – имеется. В российском кинопрокате приходится в среднем один полнометражный российский мультфильм несколько десятков зарубежных. Приблизительно в такой же пропорции отечественные проекты проигрывают импортным в бюджете, и как следствие – в качестве.

Забегая вперед, стоит отметить, что могут найтись факторы, влияющие на процесс формирования индустрии анимационного кино, но непосредственно к кинопроцессу не имеющие никакого отношения. И их тоже нужно будет учитывать, анализировать и находить способы взаимодействия процесса создания анимационных фильмов с этими факторами. Но, всему свое время.

Так же необходимо отметить, что сама анимационная среда достаточно разнообразна. И ее необходимо разделить, как минимум, на две части. Одна из которых – авторское анимационное кино, в котором есть свое жанровое и технологическое многообразие. И другая часть фильмов – коммерческое анимационное кино, тяготеющее на сегодняшний день к формату «стерео 3Д». Понятно, что это разделение местами достаточно условно, но необходимо при дальнейшем анализе всей ситуации, поиске проблем и их решений.

Изложению мнения о проблемах авторского кино будет посвящена отдельная глава этого материала, а сейчас уделим внимание положению дел российскому производству полнометражных современных мультфильмов, сделав качественный срез в самом больном месте на теле находящейся в полной стагнации российской анимационной индустрии. Назвать самым больным в киноиндустрии сегмент полнометражного анимационного производства позволяет ряд факторов. Во-первых, полнометражные анимационные фильмы крайне сложны в производстве технологически. Их создание на сегодняшний день требует от авторов наличия огромного объема знаний как в технологически-организационном процессе, так и огромного яркого творческого потенциала, позволяющего создавать конкурентоспособный продукт, способный выделяться среди высококачественных мультфильмов импортного производства. Во-вторых, современные мультфильмы – это очень ресурсоемкое производство, не позволяющее надеяться на создание настоящего шедевра при микробюджете, что не исключено в обычном кинопроцессе. И третье: создание мультфильмов требует долговременных инвестиций ввиду долгосрочности создания. И поэтому мультфильмы являются крайне непривлекательной областью для капиталовложений, учитывая плохую контролируемость инвестором всех многочисленных этапов анимационного производства, на каждом из которых трудятся десятки, а порой – и сотни узкопрофильных специалистов.

К тому же, с абсолютной уверенностью можно утверждать, что лишь часть линейки специалистов, требующихся для создания современных анимационных полнометражных произведений, представлена в России достаточно ярко и разнородно в диапазоне от рядовых сотрудников производства до супервайзеров, организующих отдельные участки производства. Да, в относительном достатке есть рядовые специалисты, требующиеся для разработки художественно-постановочной части проекта. Есть аниматоры, ориентированные на создание хорошей персонажной анимации и специалисты по применению системы захвата движений МОСАР. Есть специалисты адекватного уровня по моделингу, сетапу, рендеру, программированию и композу. Есть супервайзеры, которые в состоянии организовать любой из участков линии производства визуального ряда фильма. Есть актеры, звукорежиссеры и монтажеры. Даже можно найти сценаристов. Если знать, конечно – где и как искать… Но чем выше по кадровой лестнице предстоит взобраться, тем меньше будет выбор или хуже качество знаний специалистов, ввиду элементарного недостатка их опыта из-за малого количества производимых отечественных анимационных фильмов. Их, мягко говоря, воистину – микроскопического количества. Так же российских специалистов часто подводят морально-деловые характеристики. Но это так же тема для отдельного разговора.

Большие сложности в организации анимационного производства начинаются с того уровня специалистов, к которым идет необходимым дополнением термин «постановщик»: режиссер-постановщик, художник-постановщик и оператор-постановщик. Но если эти лица, пусть даже в качестве крайне редких видов, худо-бедно на российских кинопросторах представлены, то персоны, находящиеся выше них в иерархической кинематографической лестнице – продюсеры и инвесторы, являются персонажами более мифологическими, нежели реальными.

А если в кинопроизводстве в огромном дефиците, если не сказать – полном отсутствии, находятся эти главные управленческие и финансовые системообразующие элементы – то о самом факте существования в России анимационной киноиндустрии говорить несколько рановато.

Часть 2.

«Что же не так с продюсерами?»

Да, все не так. И сразу нужно отметить, что самыми проблемными являются два главных вида продюсеров – генеральный и исполнительный.

Согласно существующим тенденциям, и зачастую - непомерным личным амбициям, генеральными продюсерами в российском производстве мультфильмов оказываются инвесторы. Чьи криворукие методы управления ввиду отсутствия какой-либо компетентности окончательно и бесповоротно вгоняют процесс производства фильма в безнадежный ступор на первых этапах создания. Если же инвестор чувствует, что в одиночку не справляется, то часто он внедряет в процесс помощника, в чью задачу входит приглядывать за процессом, и докладывать начальству о текущем самом по себе положении дел. И помощник этот будет называться продюсером. Хотя на деле полномочия у такого лица – продюсера, знания – секретаря, а фактическое положение – менеджера, занятого наблюдением за расходованием выделенных инвестором средств.

Но ковыряние темы незнания российскими как бы продюсерами своих должностных обязанностей – настолько неблагодарное занятие, что лучше сразу приступить к вопросу – на что же, собственно говоря, должны распространяться их реальные полномочия?

Реальный генеральный продюсер – это стратег. Настоящий полководец, адмирал и… почетный гражданин в одном лице. Что за странное сочетание? Нет, не странное. Производство анимационного фильма – сложнейший процесс. И точки в линии производства, к которым надлежит прикладываться генеральному продюсеру, строго ограничены. Главные действия генерального продюсера – установить исполнительному продюсеру сроки производства фильма и вовремя предоставлять материальные ресурсы. И обеспечить сделанному проекту рынок сбыта. Можно обозначить и «не главные действия», но вполне возможные – участие в создании литературного сценария, редактирование режиссерского сценария, одобрение или неодобрение внешнего вида персонажей и мест действия в фильме, и принятие финального - как звукового, так и визуального ряда фильма. Но временные промежутки этого участия должны быть строго регламентированы заранее составленным планом производства. Сам генеральный продюсер должен ясно понимать, что на большее ему замахиваться категорически противопоказано. Иначе лучше быть исполнительным продюсером, а не генеральным.

Как генеральному, так и исполнительному продюсеру предстоит на своих участках решение столь масштабных задач, что отвлекаться настоящим профессионалам на выполнение обязанностей друг друга у обоих, по-хорошему, просто не будет времени. Что же входит в обязанности исполнительного продюсера? Это прекрасный вопрос, требующий, ввиду значимости фигуры, развернутого ответа.

Исполнительный продюсер – это тактик. Человек, знающий механизмы создания аудио-визуального произведения вдоль и поперек. Он не обязан быть специалистом узкого профиля, хотя наличие кинематографических специальностей в его резюме всячески приветствуется. Но в голове этого человека должна содержаться вся специфика организации производственного процесса фильма.

Кое-кто из российских продюсеров считает исполнительного продюсера «прорабом» в производстве фильма. И сильно ошибается. Если воспользоваться строительной терминологией, то тогда уж исполнительный продюсер – настоящий «архитектор». Человек, активно занимающийся созданием художественного произведения в каждом его компоненте. В чьем распоряжении находятся в достаточном количестве творческие индивидуальности – режиссеры, сценаристы, актеры, художники и композиторы. И настоящие «технические прорабы» – супервайзеры разных участков производства. И было бы очень неплохо, если б исполнительный продюсер в производстве оказался не один.

Состоявшиеся альянсы двух действительно крупных фигур – генерального и исполнительного продюсеров, способны на многое повлиять как в производстве отдельного проекта, так и в становлении анимационной индустрии, в целом. Но для того, чтобы в этом становлении они действительно смогли сыграть должную роль, такому дуэту как воздух необходим еще один весомый компонент кинорынка – инвестор.

Часть 3.

«Что не так с инвесторами?»

С теми редкими героями, опрометчиво приложившими свои ресурсы, как Бог черепаху - все в порядке. Память об этих неудачах надежно запечатлена в кинематографических скрижалях, и предостерегает новых редких инвесторов от вложения средств в местечковые анимационные производства.

Что же у нас – такие глупые инвесторы? Как бы не так. Инвесторы обычные. Появляющиеся только тогда, когда возможно, вложив ресурсы в процесс, заработать на его результате. Но в случае с производством российских анимационных фильмов это скорее невозможно, чем возможно.

Почему? Потому что у проблемы невозможности возврата средств есть свои конкретные общеизвестные причины. Одна из них – неумение государства защищать права авторов и производителей от выпуска контрафактной продукции. Еще одна причина – неумение авторов и производителей наладить грамотное распространение созданного ими контента в Интернете. И третья проблема, крайне непопулярная в среде российских кинопрокатных организаций – это слишком большие роялти, которые оставляет себе кинотеатры.

Эти три проблемы напрямую определяют невозможность возврата средств в результате проката любого отечественного фильма, и надежно защищают российскую киноиндустрию от притока инвесторов. И особенно страдает в данном случае именно анимационная составляющая киноиндустрии, так как минимальная стоимость производства анимационных фильмов существенно выше, чем кинофильмов. А срок производства – дольше.

Часть 4.

Какова роль государства в процессе формирования индустрии анимационного кино?

Роль государства в стагнации российской киноиндустрии и особенно - ее анимационного сегмента, очень ясна и проста. В заповеднике государственного невнимания не примянул развиться занятный зоосад.

Стихийно сложившиеся без государственного регулирования правила игры участников нового российского кинорынка после развала государственной кинопрокатной системы советского кинематографа привели к закономерному результату. Сильные доминируют, бабло побеждает, качество страдает. В кошмарном болоте, образовавшемся на месте процветавшей два десятилетия назад отечественной киноиндустрии, приносившей в государственный бюджет сказочные доходы в виде добрых 900 процентов рентабельности, сегодня развелись в непомерном количестве злые серые кардиналы, безобразные тролли и полуголодные эльфы.

Серые кардиналы – это как отдельные кинопоказчики, так и кинотетральные сети. Которые, чего греха таить – беспощадно грабят кинопроизводителя, оставляя себе половину выручки. При трезвом взгляде на нынешнюю систему российского кинопоказа возникает вопрос: «Что важнее – хлеб или булочная? Продукт или его процесс доставки?» Почему для производителя кино способ транспортировки его произведения должен происходить за баснословные 50 процентов? И куда, собственно, эти немереные доходы регулярно направляются? Государству? На создание новых фильмов? В лучшем случае – на открытие новых кинотеатров частными инвесторами. Да и здесь кинопоказчики, мягко говоря, особо не утруждаются. Количество кинотеатров с тране воистину смехотворно. Тогда зачем им столько денег? Ответ прост – потому что хочется. Как и всякому другому монополисту. А современная система частного кинопоказа превратилась именно в монополию, которая, по-хорошему, давно по-честному заслужила сеанс пристального внимания антимонопольной службы. Почему в магазине, например, существует градация предельно допустимых наценок, а в российском кинопрокате – нет? Но реализовать подобную систему контроля кинопроизводитель может только с помощью государства. А кинотеатральным сетям такая идея, ох – как не понравится. Значит, для решительных действий государства в этом направлении нужен серьезный повод. А лучше – причина. И не одна. И она, как назло - есть. Российский кинопроизводитель лет двадцать находится в тяжелом нокауте, а кинопоказчики радостно набивают себе карманы, позволяя импортному кино оккупировать российский кинорынок. Недостаточное основание?

Уверен, многие солидные люди в пиджаках серьезно расстроятся, прочтя в свой адрес такие обидные слова от какого-то шалопая-продюсера. Но дяди, очнитесь, ау… Взгляните, куда и при каких обстоятельствах делось российское кино? Как невостребованность за последние два десятилетия угробила все профессиональные киносообщества… Как вымер цвет отечественного кино в нищете, болезнях и прозябании… А вы, вместо того, чтобы отчислять производителям их заслуженную большую долю собранных в прокате средств, и развивать таким образом отечественное кино, снимаете 50-процентные сливки, катаетесь по кинорынкам и фестивалям, живете сытой и красивой жизнью, не делая для развития киноискусства в этой стране ни-че-го. Просто зарабатываете, монополизировав процесс доствки. То есть, работая почтальонами. Только вместо велосипедов у вас «ягуары» и «бентли».

Теперь о троллях. Это, естественно, производители контрафакта. Существование этих могильщиков российской киноиндустрии целиком находится на совести государства, так как речь идет об уголовно наказуемом противозаконном процессе, своевременное и грамотное пресечение государственными структурами причин которого заменила сугубо декларативная борьба с последствиями. Вместо того, чтобы прислушаться к реальным предложениям по защите продаваемого контента от фактов пиратства, поступавшим от правообладателей и дистрибьюторов, государство ограничилось декларативным принятием в 2006 году 4 части Гражданского Кодекса, не повлиявшей на уменьшение фактов пиратства никак, зато повергшей в массовый шок представителей всех индустрий, чья успешная деятельность так или иначе зависит от методов защиты интеллектуальной собственности.

В 2006 году ряд организаций, представлявших интересы кинопроизводителей и рекордз-индустрии стали свидетелями невероятного административно-иерархически-правового казуса. Фактически 100 процентов российских правообладателей сумели объединить свои усилия, сформулировать дополнения к закону об авторском праве, найти поддержку в Государственной Думе и Министерстве экономического развития в лице Германа Грефа, который в процессе открытого разговора с приглашенными в МЭРТ правообладателями пообещал выступить локомотивом в продвижении столь необходимых законодательных изменений. И все обещало сложиться для правообладателей как нельзя прекрасно, и для пиратов – ужасно, если бы не одно «но»… У любителей производства контрафакта вдруг появился воистину непобедимый союзник в лице сотрудников тщательно законспирированной от правообладателей организации с громким названием «Исследовательский центр частного права при Президенте Российской Федерации». Неожиданное появление которого с сырым текстом 4 части ГК наперевес в лучших традициях «рояля в кустах» тут же поставило крест на энтузиазме министра, Государственной Думы и инициативах бизнеса. Эксперты из всех организаций, осуществляющих защиту правообладателей в суде, тут же признали монументальный труд «исследовательского центра» совершенно невменяемым, но, к сожалению, времена, когда столь радикальные, сырые и неподготовленные законодательные акты выносились перед принятием на широкое общественное обсуждение, тогда еще не наступили. МЭРТ сделал вид, что никаких инициатив не было, а 4 часть ГК была успешно принята Государственной Думой.

Пиратство уменьшилось? Отнюдь. Как было на уровне 95 процентов от общего производимого количества носителей, так и осталось. В то время, как предложения компетентных экспертов со стороны правообладателей позволяло изменить процентное содержание на рынке носителей с точностью до наоборот. Что привело бы к возможности возврата колоссальных средств к кинопроизводителю, как это и происходит во всем мире. И в считанные годы оздоровило бы трагическое состояние как анимационной индустрии, так и всего российского кинематографа в целом.

Часть 5.

Полуголодные эльфы и их нелепые сейшены…

Поговорив выше о троллях и серых кардиналах киноиндустрии, вспомним о еще одних участниках кинопроцесса – непосредственно творцах, чья незавидная доля из-за неотрегулированных экономических взаимоотношений всей дистрибьютерско-производственной киноцепочки ставит их в положение полуголодных эльфов. Существ, позитивных по своей натуре, наделенных недюжинными созидательными способностями, но загнанных волей правил реального мира в оковы полуголодного существования и невозможности полноценной творческой самореализации. Эти создания в силу своего сложившегося тяжелого положения в большей своей массе решительно не в состоянии понять – почему и кем им отказано в праве на полноценную творческую деятельность, не хотят ничего знать о глубинных процессах происходящего, жаждут простых и скорых решений всех своих проблем, и готовы, игнорируя чувство собственного достоинства, рьяно заниматься попрошайничеством у того, кто забыл, что киноискусство является важнейшим элементом формирования культурного уровня современного общества – у государства.

Разнообразные нынешние российские государственные структуры в их современном виде неспособны на самостоятельную разработку идей и методов, направленных на защиту прав создателей интеллектуальной собственности. К сожалению, чиновников любого уровня необходимо убеждать находить новые формы защиты этих прав, так как имеющиеся, мягко говоря – не работают. А убедительность предполагает аргументы, глубокие исследования процесса и грамотную подачу материала. Какому-нибудь очень компетентному лицу, делегированному киноиндустрией, не мешало бы объяснить чиновникам самого высшего ранга – что происходит с анимационными проектами в современной России, каковы причины разразившегося коллапса, что необходимо сделать для кардинального изменения нынешней ситуации, к каким позитивным изменениям это изменение приведет, и главное – чем грозит продолжение бездействия?

В нынешней России, к счастью, появляются способы достучаться до первых лиц государства, донести до сведения высших эшелонов власти какие-либо инициативы. Но нужно понимать, что стучаться нужно громко, а инициативы должны быть очень внятно сформулированы и аргументированы. И в данном случае спонтанно организующиеся «сейшены», с совершенно нелепыми, хаотическими прениями и перескоками с вопроса на вопрос лишь дезинформируют высшие эшелоны власти и отбивают у них всякую охоту в эти прения вмешиваться. Еще бы… Солидных чиновников не так просто вытащить из удобных кресел в центр цирковой арены. Для таких перемещений и переключений внимания высокопоставленных лиц нужны аргументы мощнейшего превентивного действия. Уж что-что, а досужие рассуждения на тему: «Является ли анимация индустрией, или отраслью культуры или чем-нибудь еще…» точно не идут на пользу делу.


Продолжение следует...

Tags: кино, фильмы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment