Андрей Гончаров (andrey_g) wrote,
Андрей Гончаров
andrey_g

Архитектурно-политические нюансы.

Фрагмент интересного интервью с главным редактором "Независимой газеты" Константином Ремчуковым.



К. ЛАРИНА – Мы начали разговор с темы вновь назначенного мэра. Но вот мне кажется, ответ на многие вопросы, в том числе может быть и те, которые вы задавали, есть в том интервью В. Ю. Суркова, которое опубликовано в газете «Взгляд». Вы читали его?


К. РЕМЧУКОВ - Читал.


К. ЛАРИНА – Он не говорит про экологию, про столицу, он говорит о том, что, во-первых, не будет противостояния между центром и Москвой. Это раз, во-вторых, усилится роль партии «Единая Россия» на территории столичного региона. И, в-третьих, наконец-то молодежные прокремлевские движения развернутся в полную силу. Вот все. Если это мечты такие были, такие планы, то наверное они все-таки сбудутся.


К. РЕМЧУКОВ - Трудно комментировать, потому что все параметры, по которым Сурков выделяет Собянина, кроме противостояния центру, они и в Лужкове воплощались, мне кажется в еще большую силу. Он отец-основатель партии, лидер, у него нет вопросов. Противостояние тоже мне показалось не совсем убедительно, потому что если противостоит и это не нравится, чего его избирают, поддерживают? Опять назначали без выборов. То есть если это так принципиально плохо, то непонятны действия федерального центра в предыдущие годы. Это не совсем убедительно. Мне кажется, это может быть из совсем другой оперы все эти заявления.


К. ЛАРИНА – Нет, они из той же оперы. Потому что он здесь через запятую называет бредовые идеи Лужкова, среди которых разгон «Речника» и выборы губернаторов. Такое интервью очень странное. В принципе, конечно, оно вызывает один вопрос у нормального человека, как мне кажется: а кто этот человек. Кто такой первый зам. главы администрации. Можете вы объяснить нам, уважаемый Константин, в чем сила, брат, этого человека?


К. РЕМЧУКОВ - А вы не в курсе?


К. ЛАРИНА – Я хочу, чтобы вы объяснили. Потому что по функциям я не понимаю, я прочитала сегодня внимательно все функциональные обязанности главы администрации президента. Так ничего про то, что он говорит, не сказано. А так ощущение, что кто хозяин в доме, как Венедиктов нам объяснил тут же на сайте, вы поняли теперь, кто хозяин в нашей стране. Действительно так?


К. РЕМЧУКОВ - Я считаю Суркова архитектором нынешней политической конструкции в России. Политтехнологом номер один в стране, если он назвал Собянина тоже политтехнологом, то хочу сказать, политтехнолог номер один Сурков. На протяжении последних 10 лет. Фактически он создал конфигурацию контроля Кремля над СМИ. Федеральные каналы и такой дисциплины трудно было ожидать еще в 2001-2002 году. Просто казалось нереальным, это невозможно захлопнуть эту свободу. Он смог это сделать. При этом он не уронил рейтинг лидера Путина. Поддерживает его уже 11 лет на уровне 70%, что де-факто беспрецедентно и, скорее всего, взаимосвязано. Потому что ассиметрично информированные люди могут иметь искаженное представление о том или ином политике. Он отформатировал думу и Совет Федерации. Сурков. Своей волей, своим пониманием.


К. ЛАРИНА – Полномочия ему кто делегировал на такие судьбоносные решения?


К. РЕМЧУКОВ - Администрация президента. Президент я думаю.


К. ЛАРИНА – Президент?


К. РЕМЧУКОВ - Да. И его решения, он их умеет выстраивать, продавливать, проводить. Я думаю, что Кадыров в Чечне Рамзан в значительной степени его креатура в том плане, что модель взаимоотношений Чечни с федеральным центром это тоже Владислав Юрьевич Сурков придумал и настоял.


К. ЛАРИНА – А что тогда делает президент и премьер-министр, если все сделал Сурков. Это мир создал В. Ю. Сурков. Мир, в котором мы живем.



К. РЕМЧУКОВ - У руководителей много, они верительные грамоты принимают.


К. ЛАРИНА – Встречаются на высшем уровне, ведут переговоры.


К. РЕМЧУКОВ - Награды, переговоры.


К. ЛАРИНА – Встречаются с музыкантами.


К. РЕМЧУКОВ - А политтехнологическая компонента, безусловно, Сурков.


К. ЛАРИНА – Очень интересная тема. Когда на ваш взгляд эта структура - администрация президента, претерпела такие изменения. В какой момент? Потому что я вспоминаю, при Борисе Николаевиче не было…


К. РЕМЧУКОВ - При Волошине.


К. ЛАРИНА – Когда появилась такая сильная личность.


К. РЕМЧУКОВ - Появилась личность, и он первый раз дал слабину публичности, когда не смог снять Скуратова. Пришел в Совет Федерации, и там начали выкрики раздаваться какие-то, и Волошин стушевался и ушел. После этого стиль поменялся, никаких публичных объяснений, и началась эта мощнейшая работа за сценой. Ария певца за сценой.


К. ЛАРИНА – Но смотрите, какая-то шизофрения в этом все-таки есть. Должность – зам. главы администрации президента. Всего лишь. Не вице-премьер, не главный по тарелочкам, в смысле по идеологии. То есть, у него должности М. А. Суслова официально нет. Но, тем не менее, по сути, он выполняет эти функции. Мне кажется, что люди в большинстве своем, если говорить целиком о стране вряд ли даже подозревают реальную силу этого человека. Если они вообще о нем знают.



К. РЕМЧУКОВ - И что? Люди о массе чего не подозревают…


К. ЛАРИНА – Что это за такая конструкция?


К. РЕМЧУКОВ - Администрация она была выстроена и много на нее нападок было и в 90-е годы, когда она противостояла и когда в думе был ресурс оппозиционность, когда коммунисты там в большинстве были. И вопросы задавались: кто это такие люди. Это не конституционный орган, эта структура не имеет той легитимности. Может быть, и не имеет, но по факту это самый влиятельный орган власти в стране. Самый результативный, самый беспощадный в достижении целей и самый не требующий никаких пререканий, причем на любом уровне, не только уровень высших руководителей. Очень такой орган при президенте, который реально является инструментом воплощения воли президента в жизнь как главного человека в стране.



К. ЛАРИНА – Они навязывают ему волю?


К. РЕМЧУКОВ - Это сложный вопрос. Я не стал бы идеализировать наших президентов, мне кажется, ни Путин, ни Медведев не относятся к категории лиц, которым навязывают. Но оба этих человека относятся к категории лиц, которые хотят, чтобы их воля воплощалась. А уже в какой момент президент ощущает эту волю как свою, тут сложно, если не присутствовал, сложно судить.


К. ЛАРИНА – То есть когда мы в силу своей экзальтированности демонизируем эту фигуру, мы недалеки от истины. Я имею в виду Суркова.


К. РЕМЧУКОВ - Наверное, да.


К. ЛАРИНА – Наверное, да?


К. РЕМЧУКОВ - Я не очень могу представить его роль в вашей экзальтированности. Просто я серьезно говорю, это из всех, с кем я встречался самый содержательный и отдающий себе отчет в том, что он говорит, а главное, что он уступает после того, как он говорит. То есть слов много, и людей с прекрасными идеями много, а вот доводить их до той конфигурации, в которую выстраивается политика в России внутренняя и внешняя, это он может. Причем у нас с ним бывает, когда мы не так часто встречаемся, но когда встречаемся, такой есть формат стратегия-2020, у нас пикировки какие-то, не согласны с чем-то. Потому что я критикую многие вещи, которые с моей точки зрения ошибочны. Но мне кажется, что в целом политическая система функционирует, гипотезу выдвигаю, для того чтобы удерживать власть. Вот когда мы исходим из того, что выборы это способ поменять власть, то может быть, мы ошибаемся. Выборы - это для того, чтобы легитимизировать власть, которую надо удержать. И технологии, которые существуют в мире, они нацелены на эту цель. И я думаю, что в рамках этой цели Сурков очень эффективный менеджер.



К. ЛАРИНА – Все-таки эффективный менеджер, не более того.


К. РЕМЧУКОВ - Мы исходим из того, что политиков два: Путин и Медведев. Все остальные - менеджеры.



К. ЛАРИНА – И он среди них первый.


К. РЕМЧУКОВ - Да.


К. ЛАРИНА – Еще тогда если мы так подробно говорим о Суркове, в этом интервью он с барского плеча разрешил «несогласным» выходить на Триумфальную площадь. Как вы думаете, выйдут?


К. РЕМЧУКОВ - Конечно, выйдут.


К. ЛАРИНА – Вот сейчас на сегодняшний день информация, что заявку на митинг приняли. Раньше даже заявку не принимали.


К. РЕМЧУКОВ - Последний раз не принимали из-за того, что строительство началось. Реконструкция.


К. ЛАРИНА – Так она и сейчас идет. Там копают, чего-то ищут. Они сами запутались, не понимают, что там делают.


К. РЕМЧУКОВ - Мне кажется, что очень интенсивный обмен мнениями Путина и Медведева в августовско-сентябрьский период с иностранными политологами, экспертами, журналистами, огромное количество интервью показало, что эти вопросы чаще всего всплывают и чаще всего люди не понимают, почему надо запрещать. И ущерб репутационный, который получает Россия от запретов на эти митинги, уже мне кажется, что всем стал очевиден, несопоставим с возможной правдой, которую можно услышать на этих митингах. И это несоответствие, плюс есть такое понятие идентичность страны. Я просто сейчас в русле этих концепций сегодня ночью закончил статью «Идентичность страны и стандарты демократии», пытался проанализировать и мне кажется, что идентичность страны и стандарты демократии нужно понимать в методологии современного государства. Если это не современное государство, то вполне возможно можно гонять дубиной по башке, если же государство современное, а модернизация несовременному государству не нужна, то это выглядит абсолютно ужасно. И мне кажется, наступает конфликт огромных усилий, когда Шварценеггер приезжает, миллиард долларов инвестиций приводит, а тут опять кадры будут, новостной трафик из России, который только что начал фокусироваться на каких-то содержательных вопросах, инновационно-развивающих, и вдруг выясняется, что опять дубиной по башке, кого-то запихивают…



К. ЛАРИНА – А как они будут это делать технически, не очень понимаю. Если они там все уже перекопали, обратно асфальт закатают к 31 числу.


К. РЕМЧУКОВ - Давайте мы будем следить. Вот если они подали заявку, то, скорее всего, сейчас будет процедура. То есть пригласят заявителей, куда они подали заявку и спросят: друзья мои, вы где собираетесь?


К. ЛАРИНА – На Триумфальной.


К. РЕМЧУКОВ - Вот смотрите, тут у нас бетонные, вот в каком месте. Я думаю, что будут разговаривать, и договорятся.


К. ЛАРИНА – А если выйдет 10 тысяч человек.


К. РЕМЧУКОВ - Если бы вышли 10 тысяч человек, то никто бы не спрашивал разрешения ни у Суркова, ни у Медведева, ни у ГУВД. 10 тысяч это то количество, которое выглядит политической силой. И с этой силой никто не спорит, на эту силу никто с дубинками не посылает, никто. Потому что это уже признаки серьезного общественного волнения. Вот именно вся проблема «несогласных» в том, что они не могут подсобрать 10 тысяч человек. Потому что 10 тысяч никто даже удерживать не будет. Наоборот, многие милиционеры, у меня подозрение, могут из солидарности и примкнуть.


К. ЛАРИНА – Да, ружья повернут в другую сторону. Я кстати была свидетелем этому на митинге памяти Анны Политковской. На Чистых прудах. Там тоже стояли омоновцы милиционеры в оцеплении. И очень многие из них фотографировали и снимали выступающих, снимали выступление на видеокамеру или телефон. Я подумала, наверняка дома домашним покажут. Может быть что-нибудь в голове повернется. Потому что слова-то правильные произносят. У нас сейчас перерыв на новости.

Полный текст интервью.

Tags: интервью
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments