Андрей Гончаров (andrey_g) wrote,
Андрей Гончаров
andrey_g

И еще одна автоистория..

В одном из предыдущих постов я уже рассказывал о дорожном происшествии, случавшемся во время моих путешествий по российским дорогам. Вот на ваш суд еще рассказ об аварии, приключившейся в течение первого месяца моего водительского стажа девять лет назад.

   На «Мазде-626» поздним вечером я выехал из Москвы в Брянск. Дорога была загружена, продвигались по Москве и на выезде из столицы крайне медленно. Поэтому приезд в Брянск грозил состояться только ранним утром. В машине было четыре пассажира: я, моя первая жена, друг и кошка.

   Даже с нулевым водительским опытом небыстро кататься по трассе – дело нехитрое. Ехали потихоньку, и ехали. Чем быстрее наступала ночь, тем меньше автомобилей встречалось на киевской трассе. После трех часов ночи их и вовсе почти не было. До Брянска оставалось совсем немного – километров сорок. В машине все спали, кроме меня. Начинающего водителя, добросовестно таращившегося на трассу. Хотя глаза слипались все больше и больше.

   В конце-концов, они слиплись окончательно. Сам этот момент я, конечно, пропустил. Сознание начало возвращаться от подозрительного шума. Первое, что открылось вернувшемуся от забытья зрению – машина правой стороной выехала на обочину. Собственно, шум гравия под колесами и стал причиной возвращения сознания в режим бодрствования. Всех остальных пассажиров это не смутило, они по-прежнему спали.

  
Скорость автомобиля была более, чем приличная – 140 километров в час. Второе, что пришлось увидеть, а потом и ощутить – на обочине была насыпана огромная куча песка.  Ее «Мазда» в следующую секунду протаранила правой частью бампера. На такой скорости все равно, во что врезаться – в кучу песка или бетонное ограждение. Машина мгновенно потеряла управление, но пыталась остаться на трассе. Позже выяснилось, что правое переднее колесо практически ушло в салон от удара. Метров пятьдесят автомобиль по инерции продолжал двигаться по трассе. Встречных машин, к счастью, по-прежнему не было. Машина неуклонно на большой, не погасшей от удара скорости, продвигалась влево на встречную полосу. Все происходило настолько быстро, что участие меня, как водителя, в процессе управления автомобилем почти не требовалось. Сознание не успевало реагировать на происходящее. Было ощущение, что автомобиль боролся за жизнь пассажиров самостоятельно.
   Соскочив с трассы, машина нырнула в неглубокий кювет, благополучно его преодолела, и с приличной скоростью углубилась в придорожный лес. Который, к счастью, поначалу состоял исключительно из молодых деревьев. На редкость прочный бампер «Мазды» резал молодые стволы как ножницами, и машина перебрасывала их через крышу. Никогда не думал, что легковой автомобиль так легко может расправляться со стволами деревьев по десять сантиметров в диаметре.
   Жена потом рассказывала, что она очень сильно кричала в этот момент. Странно, но я ее, почему-то, совершенно не слышал. Друга во время  удара о песок  застрявшего между задним и передним сиденьями, так же как-то слышно и видно не было. Про кошку и вовсе забыл.
   Автомобиль остановился аккуратно между тремя рослыми елями. Справа и слева они мешали открыть двери. В переднюю «Мазда» аккуратно припарковалась бампером. Странно, но ни в одно из этих толстенных деревьев, как и во многие сотни вокруг, автомобиль не врезался. Хотя любого из них было бы достаточно, чтобы прекратить наш полет в ночи самым кардинальным образом. Выйдя из разбитой машины, и вытащив кошку, пошли на трассу. Спустя полчаса ожиданий нас подобрал какой-то водитель  попутного «Краза» и доставил благополучно в Брянск.
   Обратно на место происшествия я вернулся только после обеда на следующий день. Предполагалось, что кто-то уже должен заинтересоваться разбитым автомобилем – или гаишники, или любители запасных частей. Удивление мое было огромным. Рядом с машиной никто за все время не побывал. На месте съезда машины в кювет кустики аккуратно приподнялись. А по лесу автомобиль, как выяснилось при дневном освещении, ехал зигзагами. Поэтому сквозь дугообразную просеку, «прорубленную» машиной в лесу, в конце аварийного автомобиля совершенно не было видно. Если бы происшествие закончилось для нас, как пассажиров, трагически – неизвестно когда бы это место аварии нашли бы. Деревья были разбросаны так, будто проезжал здесь на легковой автомобиль, а как минимум, танк или бульдозер.
   Водитель призванного на помощь шестиколесного полноприводного «ЗиЛ-131», осмотрев место происшествия, улыбнулся и сказал, что дальше, чем я на свое «Мазде», он на своем вездеходе, точно, не заехал бы. Заехал в лесок, взял «Мазду» на буксир и сам тут же застрял…
   Поймали еще «Камаз». «Камаз» оставался на трассе, к нему прицепили «ЗиЛ», к «ЗиЛу» - «Мазду». В общем, дедка за репку, бабка за дедку.
   Только так и справились. А жарко было. Мух кусачих – миллион. Нервы, проблемы… Хорошая наука и единственная авария по моей вине за время вождения. Нельзя спать за рулем.
Одного не пониманию – как живы остались?

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments