Андрей Гончаров (andrey_g) wrote,
Андрей Гончаров
andrey_g

Константин Эрнст: «Все должно быть под контролем» (часть 1)



Занятное интервью Эрнста про раскрашенного Штирлица, Хью Джэкмэна с Микки Рурком в «Прожекторперисхилтон», Сьюзан Бойл на «Евровидении» и прочих телевизионных буднях…

«ЕВРОВИДЕНИЕ» И ДЕНЬГИ

Журналист, по традиции всех журналистов, алчно интересовался деньгами, затраченными на «Евровидение», иногда настороженно косясь на дверь, в которую входили то Леонид Парфенов, то Тимур Бекмамбетов. Входили - и оставались, так что не удивляйтесь их последующему эпизодическому появлению в тексте.

- Константин Львович, «Евровидение» в прессе уже назвали «пиром во время чумы»…

- Вы чувствуете, что у нас чума? Я - нет.

- Ну а как же? Кризис, всех увольняют, обещают, что будет еще хуже, и вдруг - большие деньги, которые идут на попсовый конкурс.

- Да, и уважаемая газета полтора миллиарда долларов насчитала. На эти деньги можно в космос улететь. А популярный - от слова popular, то есть народный. Телевидение вообще очень народный промысел.

- Это была опечатка. А вот французская «Фигаро» написала на следующий день про 35 миллионов евро.

- И это неправда. Сумма меньше. Сейчас можно говорить про 40 миллионов, но долларов. В Киеве затраты были 24 миллиона евро, но на Украине все подешевле будет, и «Евровидение» там проходило 4 года назад. Мы сделали - по признанию всего Европейского союза - лучший конкурс. И мы, как канал, который не получает бюджетного финансирования, к внезапным бюджетным деньгам относились крайне бережно и купили все услуги и технику за минимально возможную цену.

- Полгода назад вы говорили, что сейчас телевидение падает, а потом начнет ползать - в 2010 году.

- Да, рекламные доходы телевидения падают. Но я могу скорректировать свое видение. Семь сотен миллиардов долларов - это своеобразный антидот, вколотый американцами в ногу мировой экономике. С этой сломанной ногой мы на антидоте точно до весны дошагаем. К концу года показатели даже начнут улучшаться. Ничего принципиального, чтобы вылечить схему, которая сломалась, сделано не было. И вливание напечатанных миллиардов долларов - это только временная помощь. Кризис, увы, вернется второй волной. А рекламные показатели сейчас - самые низкие за все последние годы.

- Стоило ли в кризис все-таки так вкладываться в «Евровидение»?

- Если ты играешь в какую-то игру, где после выигрыша становишься хозяином конкурса, странно  сказать: «Ребята, кризис. Давайте-ка мы поставим две лампы в клубе «Красный металлург»… У «Евровидения» есть свои технические требования. И я считаю, что внешнеполитический эффект, который был достигнут, очень значителен. 125 миллионов европейцев увидели, как Россия принимает второй по популярности телевизионный продукт для всего мира. Первый - Олимпиада. А еще меня чрезвычайно расстраивает в прессе в последнее время этот подход: сколько что стоит. Недавно в одну программу на ТВ Центре пришел Ваня Ургант, и его там спрашивали только про деньги. Раньше это было не принято. Вот, появился парень. Умный. Остряк. Задайте нормальный вопрос. Нет, только про деньги.

- Зато про душу стало как-то неловко спрашивать.

- А про деньги скучно отвечать.

- Допустим, я спрошу, как вы можете терпеть ведущего N? Но вы ведь не скажете: да, он вульгарен, но нужен, как пешка в шахматной партии.

- Не скажу. Но и форма нашего общения - не исповедь... А откровенная беседа.

РЫБАК И «ПОБЕДА»

- После «Евровидения» было шоу Малахова. Минут 20 никто и не вспоминал, что за Россию пела Приходько. Все радовались норвегу-белорусу и кричали, что это - «наша победа».

- Это  проблема желания аудитории чувствовать сопричастность победе. Рыбак создавал идеальное настроение: человек, который родился в СССР, говорит по-русски лучше, чем по-норвежски… Он не воспринимался как чужой, хотя Норвегия нам точно не родная.

- В этом году «Евровидение» проводилось по новым правилам, как они вам?

- Я думаю, что новая система голосования постепенно убьет «Евровидение». Люди на протяжении последних лет голосовали сами, без жюри, у них было ощущение собственного влияния. Теперь люди понимают, что их голос - это полголоса. Жюри Украины, например, не присудило Приходько ни одного очка. А народное голосование дало ей высший балл. Жюри Белоруссии дало России «ноль», а белорусский народ не за уроженца Минска Рыбака проголосовал, а за Настю Приходько!




- А зачем вообще жюри?

- Западники говорили: вот, за последние годы появилось много стран из бывшего Восточного блока, сейчас они голосуют друг за друга. Хотя страны Северной Европы всегда голосовали именно так. Ни у кого нет сомнения, за кого проголосуют Норвегия, Швеция, Дания… Или что Греция за Кипр, а Кипр - за Грецию, не говоря уже о странах бывшей Югославии. Все злились, но штука-то логичная. Если мой сосед поет в близкой мне манере и на понятном мне языке, почему я должен голосовать за другого?

- Мне всегда было интереснее смотреть голосование, чем конкурс.

- Голосование - вообще самая интересная часть «Евровидения». Но именно потому, что здесь проявляются человеческие отношения. «Любят ли нас в третьем парадном? А эти со второго этажа нас ненавидят? Нет, дали 10 очков, молодцы!» А новые правила оскопили эмоциональную часть. В Москве это еще не успели почувствовать, но в следующем году будет уже иначе. Вне зависимости от качества шоу: Норвегия - нефтедобывающая страна, деньги есть, и, если они захотят, сделают не хуже нас. Но дело не в шоу. И не в песнях - на «Евровидении» обычно не высокого качества песни. Люди смотрят другое: как европейцы, собравшись по единому поводу, выясняют отношения. И когда аудитория вдруг явно голосует за обаятельного человека с почти ресторанной песней… Какое может быть соседское или профессиональное жюри? Он просто милый парень. За какой профессионализм Рыбака оценили? За вокал? За игру на «скрыпке»? Да просто он понравился Европе, от него перло позитивной энергией и хотелось его немного пожалеть. Конкурс выиграла не песня, а персонально Александр Рыбак - улыбкой и грустными глазами.




Подключается Леонид Парфенов:

- На Западе же есть еще сейчас политический тренд, что с приходом Восточной Европы приходит и новая кровь. Это тоже считывается: из бедненькой страны поднялся мальчик, взяли алмаз белорусский, огранили, стал он бриллиантиком. Обамовская история! А с новым голосованием и уравниловкой от жюри будет, как в советском анекдоте: «Не фиг выделываться, Марьванна, слушайте песню «Валенки».

СЬЮЗАН БОЙЛ И «МИНУТА СЛАВЫ»

- Как вам кажется, что было бы, если б англичане сориентировались и послали на «Евровидение» Сьюзан Бойл с той же песней Уэббера?

- Она бы выиграла. Проблема в том, что Сьюзан Бойл появилась после того, как были поданы заявки участников. Весь мир бы за нее проголосовал. И Россия бы проголосовала. Только вы догадываетесь, что весь цирк, когда они сначала над ней издевались на конкурсе, был срежиссирован?

- Да.

- Конечно, Сьюзан Бойл была в съемочной группе известна, они держали ее в загашнике и знали, как она поет. А мне потом пересказывают: «Там этот ведущий ее оскорблял, смотреть на нее не хотел»… Хотелось сказать: «Счастье так воспринимать телевидение. Почему я лишен этого счастья?»




- А почему у нас на «Минуте славы» не появляются такие люди, как Сьюзан Бойл?

- Да и в Англии она только что появилась.

- А раньше был менеджер из салона сотовой связи с оперным голосом.

- В Америке шоу идет уже много сезонов, а там никто так и не появился. В Англии было уже четыре сезона. А у нас прошло три «Минуты славы», и уже открыли кучу талантов.

- Но все равно есть ощущение, что у нас идет упор на то, чтобы кто-то сыграл на ложках или закрутился в змею. Простое пение не котируется.

- Мы действительно уходили от пения, потому что его слишком много в разных программах. Мы делаем шоу про людей, которые проявляют редкие для других качества. Владельцы формата, кстати, считают, что «Минута славы» - это лучшая реализация этой идеи. Они нам предложили осенью сделать общий конкурс из всех лучших в мире участников этой программы, но мы ответили: у нас «Евровидение», мы не потянем.

ПЕЛАГЕЯ И «ДВЕ ЗВЕЗДЫ»

- Уход Пелагеи из «Двух звезд» был настоящим скандалом или это случайно так раздулось?

- Ее мама, она же ее продюсер, сказала, что у Пелагеи проданы концерты и она не может участвовать.

- Но потом Пелагея говорила, что у нее горло болит…

- Да, только она тут же поехала куда-то на билетный концерт. Мы были очень удивлены, хотя, знаете, это свойственно многим певцам. Они, увы, используют голову только как резонатор.

«АННА КАРЕНИНА» И СЕКСУАЛЬНОСТЬ

- Сергей Соловьев, давая интервью «КП» по поводу «Карениной», рассыпал комплименты в ваш адрес. Вы, мол, не продюсер, а тонкий художник, который не стремится за баблом. Но еще он сказал, что и проблемы возникали по ходу съемок не из-за денег, а из-за того, что у вас было свое видение романа.

- Я Сергея Александровича знаю уже много лет. Я даже был одним из секретарей Союза кинематографистов его призыва. Проблема в том, что я был против Тани Друбич в роли Анны Карениной. Мне не нравился Вронский. Я очень люблю Таню Друбич - и как актрису, и как человека, но я был против. Она все же несколько старше героини. На мой взгляд, это искажало энергетику произведения. Потому что Лев Николаевич, человек широко и ярко позажигавший в молодости, к моменту написания «Анны Карениной» был уже моралистом. И в треугольнике Каренин - Каренина - Вронский многое строилось на возрасте, на свойственных каждому возрасту душевных, и не только, стремлениях.

- А вам не кажется, что за век многое изменилось? Если раньше измена тридцатилетней женщины была последним криком, то сейчас последний крик звучит позже?

- Действие романа происходит в XIX веке. Анне Карениной не было еще и 30. Вот в этом и было мое продюсерское несогласие. Да, кстати, в то время в книгах писали: «В комнату вошел 48-летний старик».

Парфенов: - Ведь Друбич не очень витальная. Нет в ней такого самочного начала, прости господи, как в Самойловой, например.




- Для меня и Самойлова, извините, холодна.

- В Самойловой есть…

Парфенов, продолжая фразу Эрнста: - …Жгучесть какая-то.

- Она с виду меланхолична, но за этим такая чувственность...

Парфенов: - А Друбич - очень тургеневская девушка. Не толстовская. Тогда как Самойлова была воплощением… И яркость брюнетки, и чернота глаз, которая способна затянуть. И некоторая японскость от дедушки-эмигранта…

- Вам не кажется, что вы сейчас рассуждаете так же, как люди, которые ругают раскрашенного Штирлица? Самойлова была сексуальна для вас в вашей молодости, а новая версия вас не вдохновляет…

Парфенов: - Не-е-ет!

- Ну вот и мы с тобой попали в «48-летние старики».

ШТИРЛИЦ В КРАСКАХ




- А как вы, кстати, отнеслись к раскрашенному Штирлицу? Посмотрели?

- Посмотрел. Более того, идея раскрасить «Семнадцать мгновений» обсуждалась с Александром Михайловичем Любимовым, когда он еще работал на Первом канале.

- И как вам этот аргумент в пользу колоризации: молодежь не воспринимает «Семнадцать мгновений» из-за того, что они черно-белые?

- Я не понимаю другого: ненависть, с которой заклевали фильм. Мне было обидно за коллег. Я защищаю право предлагать зрителю новую валентность продукта. Мы все время пытаемся быть вам интересными: теперь покрасим, здесь озвучим, тут станцуем, здесь фокусы покажем… Мы ж все время пытаемся перед вами плясать. Как ярмарочные зазывалы. А полемика по поводу «Семнадцати  мгновений» часто была незаслуженно оскорбительной.

- А вы не жалеете, что покрасили «В бой идут одни «старики»?

- Конечно, нет. Быков хотел снять цветной фильм. И картина вся снята на пленэре, где синее и зеленое…

- Пленэр раскрашивать - дело неблагодарное. Все равно тускло получается.

- На мой взгляд, хорошо получилось. И реакция хорошая. И рейтинг. И раскрашено так, как и должен выглядеть цветной фильм 30-летней давности.

- Уже давно все с интересом наблюдают, как Первый и «Россия» бьются за рейтинг, все время ставя что-то ударное на одно и то же время. Вы помните, когда напакостили конкурентам в последний раз?

- Честно говоря, сидеть и думать, как бы напакостить, - мы так не делаем. Времени нет и желания.

- Это я говорю - напакостить. А вы, как топ-менеджер, можете сказать так: «Я принял решение, потому что это позволяло не отдать конкуренту аудиторию».

- Это реальная ситуация. Вот недавний пример. Хорошо зная психологию наших коллег, я предложил своим сотрудникам на летучке начать рекламировать цветную версию «В бой идут одни «старики» заранее, еще до того, как будет опубликована сетка с этим фильмом. Заранее сообщая конкурентам день премьеры. Зная, что цветные «Семнадцать мгновений» уже готовы, я понимал: наши товарищи не удержатся и выйдут раньше. Но для этого останется лишь 5 дней, а серий - 12, удобно не спрограммируешь… Да и тот, кто выходит раньше, берет на себя весь первый негатив. Это обычный тактический прием. Когда люди годами сидят друг напротив друга, опытный снайпер точно знает, чем поднять человека из противоположного окопа.


Продолжение следует...

Tags: интервью
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments