Андрей Гончаров (andrey_g) wrote,
Андрей Гончаров
andrey_g

Кино, гадюшник, кондитерский отдел или общественный туалет?



 

 

 

 


Союз кинематографистов продолжает судиться сам с собой:

Картинка 11 из 3801

Союз кинематографистов продолжает судиться сам с собой: в разгаре рассмотрение исков по признанию последнего съезда недействительным. На пресс-конференции сторонники Марлена Хуциева говорили о сожженных мертвых душах, запуганных работниках кино и судебной объективности.

 

 «Декабристы разбудили Герцена, а оппозиция разбудила Михалкова. Он очнулся и огляделся мутными ото сна глазами». Это вовсе не начало страшной сказки и даже не анекдот, а новое донесение с поля боя. Таким нетривиальным образом поведение председателя Союза кинематографистов охарактеризовал Виктор Матизен на состоявшейся в среду, 29 июля, в редакции «Аргументов и фактов» пресс-конференции. После памятного съезда в Гостином дворе, окончившегося триумфальным избранием Михалкова, овациями и речами во славу, накал страстей стал постепенно угасать.

 

 В общем, о Союзе кинематографистов несколько подзабыли, хотя за отчетный период в стане враждующих лагерей произошли разнообразные изменения и события.

 

 Спешим восполнить пробелы: адвокат Марлена Хуциева Андрей Столбунов безуспешно пытался возбудить уголовное дело по факту клеветы, обидевшись на язвительные высказывания Никиты Сергеевича. Журнал «Искусство кино», главным редактором которого является активный сторонник хуциевского лагеря Даниил Дондурей, получил предписание освободить принадлежащее Союзу кинематографистов помещение. И не поймешь, то ли действительно потому, что закончился договор об аренде, то ли речь идет о сведении счетов. Марлена Хуциева тем временем попросили из ВГИКа. Правда, если разобраться, то режиссера не выгнали – он продолжает преподавать – а исключили из ученого совета. А если еще точнее, то не исключили, а не переизбрали, сославшись на то, что Марлен Мартынович не появляется в институте, все свое время посвящая Союзу кинематографистов. Дело темное, как и новое судебное разбирательство.

 

 Начнем с того, что ответчики и истцы поменялись местами:

 

 если ранее сторонники Михалкова оспаривали легитимность избрания Хуциева, то сейчас противники Никиты Сергеевича поступили симметричным образом и хотят доказать, что михалковский съезд тоже никак нельзя признать законным. В связи с чем было подано несколько исков от разных членов союза, включая самого Хуциева, которые для удобства объединили и рассматривают в рамках одного дела. Суд идет, прошло уже пять заседаний, причем, как считает Столбунов, «на сегодняшний день суд объективен и реально пытается разобраться». Собственно, ходу процесса и была посвящена сегодняшняя пресс-конференция. На повестке дня два вопроса.

 

 Во-первых, старые песни о главном: съезд или не съезд?

 

 В свое время михалковцы настаивали на том, что при выборах Хуциева съезда не было, а теперь, утверждает Столбунов, и сами говорят, что мероприятие, на котором избрали Михалкова, – не съезд, а общее собрание. Такой вид изъявления кинематографической воли тоже предусмотрен уставом, но вещь принципиально иная. В съезде, например, участвуют только делегаты, а в общем собрании – все члены союза, для принятия решения на общем собрании достаточно 50% голосов, а для съезда нужно 2/3. Поскольку приглашали киношников именно на съезд и всю дорогу настаивали на данной формулировке, по мнению Столбунова, приехавших в Гостиный двор специально вводили в заблуждение, дабы «они не понимали, в чем участвуют».

 

 Кроме того, ответствующая сторона весьма элегантным образом уничтожила касающиеся съезда улики.

 

 Как признал в суде секретарь Калинин, 9 апреля была создана комиссия, вынесшая решение о том, что хранить документы (в том числе списки участников) не обязательно. Еще через пару недель они были уничтожены, хотя согласно законодательству должны храниться не менее года. Сторонники Хуциева считают, дело в том, что списки были сфальсифицированы, а Виталий Манский по случаю сравнил Никиту Сергеевича с Гоголем, сказав, что тот «сжег мертвые души». К тому же, как считает Манский, если бы у Михалкова, которому режиссура съезда удалась «ничуть не хуже батальных сцен у Бондарчука», имелись доказательства в виде бумаг, он бы не преминул их предъявить.

 

Однако, за вычетом судебного оптимизма, участники пресс-конференции были настроены пасмурно. В частности, Даниил Дондурей заявил, что часть кинематографистов «запугана и ценностно несостоятельна», а потому не готова снимать фильмы. Свои ощущения от состояния киносообщества Дондурей охарактеризовал как «экзистенциальный ужас». 

 

В разгаре рассмотрение исков по признанию последнего съезда недействительным. На пресс-конференции сторонники Марлена Хуциева говорили о сожженных мертвых душах, запуганных работниках кино и судебной объективности.

 

«Декабристы разбудили Герцена, а оппозиция разбудила Михалкова. Он очнулся и огляделся мутными ото сна глазами».

 

Это вовсе не начало страшной сказки и даже не анекдот, а новое донесение с поля боя.

 

Таким нетривиальным образом поведение председателя Союза кинематографистов охарактеризовал Виктор Матизен на состоявшейся в среду, 29 июля, в редакции «Аргументов и фактов» пресс-конференции. После съезда в Гостином дворе, окончившегося триумфальным избранием Михалкова, овациями и речами во славу, накал страстей стал постепенно угасать.

 

О Союзе кинематографистов несколько подзабыли, хотя за отчетный период в стане враждующих лагерей произошли разнообразные изменения и события.

 

Адвокат Марлена Хуциева Андрей Столбунов безуспешно пытался возбудить уголовное дело по факту клеветы, обидевшись на язвительные высказывания Никиты Сергеевича.

 

Журнал «Искусство кино», главным редактором которого является активный сторонник хуциевского лагеря Даниил Дондурей, получил предписание освободить принадлежащее Союзу кинематографистов помещение.

 

И не поймешь, то ли действительно потому, что закончился договор об аренде, то ли речь идет о сведении счетов. Марлена Хуциева тем временем попросили из ВГИКа. Правда, если разобраться, то режиссера не выгнали – он продолжает преподавать – а исключили из ученого совета. А если еще точнее, то не исключили, а не переизбрали, сославшись на то, что Марлен Мартынович не появляется в институте, все свое время посвящая Союзу кинематографистов. Дело темное, как и новое судебное разбирательство.

 

Начнем с того, что ответчики и истцы поменялись местами:

 

если ранее сторонники Михалкова оспаривали легитимность избрания Хуциева, то сейчас противники Никиты Сергеевича поступили симметричным образом и хотят доказать, что михалковский съезд тоже никак нельзя признать законным. В связи с чем было подано несколько исков от разных членов союза, включая самого Хуциева, которые для удобства объединили и рассматривают в рамках одного дела. Суд идет, прошло уже пять заседаний, причем, как считает Столбунов, «на сегодняшний день суд объективен и реально пытается разобраться». Собственно, ходу процесса и была посвящена сегодняшняя пресс-конференция. На повестке дня два вопроса.

 

Старые песни о главном: съезд или не съезд?

 

В свое время михалковцы настаивали на том, что при выборах Хуциева съезда не было, а теперь, утверждает Столбунов, и сами говорят, что мероприятие, на котором избрали Михалкова, – не съезд, а общее собрание. Такой вид изъявления кинематографической воли тоже предусмотрен уставом, но вещь принципиально иная. В съезде, например, участвуют только делегаты, а в общем собрании – все члены союза, для принятия решения на общем собрании достаточно 50% голосов, а для съезда нужно 2/3. Поскольку приглашали киношников именно на съезд и всю дорогу настаивали на данной формулировке, по мнению Столбунова, приехавших в Гостиный двор специально вводили в заблуждение, дабы «они не понимали, в чем участвуют».

 

Кроме того, ответствующая сторона весьма элегантным образом уничтожила касающиеся съезда улики.

 

Как признал в суде секретарь Калинин, 9 апреля была создана комиссия, вынесшая решение о том, что хранить документы (в том числе списки участников) не обязательно. Еще через пару недель они были уничтожены, хотя согласно законодательству должны храниться не менее года. Сторонники Хуциева считают, дело в том, что списки были сфальсифицированы, а Виталий Манский по случаю сравнил Никиту Сергеевича с Гоголем, сказав, что тот «сжег мертвые души». К тому же, как считает Манский, если бы у Михалкова, которому режиссура съезда удалась «ничуть не хуже батальных сцен у Бондарчука», имелись доказательства в виде бумаг, он бы не преминул их предъявить.

 

Однако, за вычетом судебного оптимизма, участники пресс-конференции были настроены пасмурно. В частности, Даниил Дондурей заявил, что часть кинематографистов «запугана и ценностно несостоятельна», а потому не готова снимать фильмы. Свои ощущения от состояния киносообщества Дондурей охарактеризовал как «экзистенциальный ужас». 

 

Источник.

Правые есть? Про виноватых вообще молчу...

Tags: фильмы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 39 comments