July 14th, 2009

я

6:00

Солнце светит, туча чернющая по утреннему небу ползет, ласточки за мошкарой носятся, гром гремит, сигнализации орут, пост в "Чтобы помнили" про Леонида Андреева выложил, почти готовый сценарий так и остался лежать почти готовым, пойду телевизор про хрень какую-нибудь посмотрю - вот такое в шесть часов утро у ... кого, не поддается никакому определению...

И дождь, в конце концов, стеной хлынул. Про то, когда сплю - вообще не спрашивайте.
я

Ростовско-Московский Музыкальный Период.


Не поверите – это один из самых важных постов за все время моего присутствия в Живом Журнале. Уж для меня, во всяком случае…

 

Был в моей жизни один такой период. Ростовско-Московский назывался. Много чем ознаменовался, но суть не в многом, а в одном – музыкальном. Ибо одной из сторон моей тамошней деятельности была запись творчества различных групп музыкальных. И во что только, в конечном итоге, эта запись не выливалась.

 

Скажем так – в какие только организационные неприятности мне все это не втягивало, хотя сам творческий процесс очень даже нравился. Хоть никуда вся эта мега-внутренняя деятельность так и не вошла. Кроме разнообразных музыкальных сборников, про которые можно все же заметить, что было их немало.

 

Проект «Опасный синдром», рассмотрим для начала, к примеру. Перипетий с ним было не много, не очень много, а весь проект был – одна сплошная перипетия. Начать с того, что изначально он был задуман под моего знакомого из Брянска - Сергея Коваля (Ковальзон – как он себя называл), парня разбитного и с изрядным отсутствием совести, что регулярно его по жизни подводило, в особенности - в общении со мной. Но было с ним достаточно весело, и многие воспитательные, допущенные мной огрехи, из-за которых далее этот проект претерпел значительные изменения, можно смело списать на то, что был я на тот момент продюсером неопытным, начинающим. Неоднозначное, короче говоря, было мое начало деятельности в качестве музыкального продюсера. Это кстати, с Ковальзоном и его компаньоном-аранжировщиком - Лехой мы хорошо сидели, когда произошли крайне занятные события, описанные мной в рассказе «Накурился».

 

В общем, начало моей творческой карьеры в качестве продюсера ознаменовалось тем, что специально вывезенного из Брянска автора Коваля с аранжировщиком Лехой Камольцевым, после неоднократных скандалов и примирений я выдворил из славного города Ростова обратно в Брянск за нежелание оных подписать контракт на передачу прав на записанный материал компании, которая угрохала кучу денег не только на его запись, но и на многомесячное содержание участников почившей, не успев родиться группы «Опасный синдром».

 

Участники, чтобы не быть в накладе, при отъезде грохнули весь записанный материал, являвшийся причиной удивительных разногласий. Этот факт в дальнейшем долгое время не укладывался в моей голове, ведь записанные песни, по моему разумению – это как дети. За что же их убивать, они-то при чем, пусть даже изначально обговоренные бумажки подписывать не хочется? Но все было не так плохо, и материал был восстановлен. Мне по сей день жаль, что он не получил хода, по причинам, о которых если и писать, то не в рамках этого текста. Не будем уводить повествование от предмета моей деятельности в качестве музыкального продюсера.

 

Ковальзон крепко отложился в моей памяти композициями «В небе из огня» и «Тайна», а так же дуэтом с другим мега-исполнителем, вывезенным мной для душераздирающих экспериментов из Старого Оскола – Андреем Красниковым. Группа Красникова называлась «Дар Ветер», и на ветхой аудиокассете располагала записями, в которых я каким-то невиданным чутьем мало чего знающего простака распознал будущие мега-хиты.

 

Усмотрел и записал. Вот, собственно, эти композиции.


 

 

 


Осторожно, трафик.
 

Collapse )