January 29th, 2006

я

О культурных тенденциях.

Есть тексты, чья аудитория может быть как можно шире, а жизнь - как можно дольше. Из журнала</a></font></b></a>

Возможен ли герой в современной русской литературе?

В условиях либерально-демократической системы невозможно появление литературного героя, который был бы всеобщим «эталоном». Любой эталон (кроме разве что массового) является при демократии невозможным. Ибо всегда может возникнуть вопрос: а почему именно этот образ претендует на универсальность?

Но дело даже не в таком вопросе. Дело в том, что у людей в демократическом обществе, где провозглашён плюрализм мнений, даже не может возникнуть вопроса, «почему именно этот?» Сам герой, образ для подражания, становится не нужен. Почему нужно делать свою жизнь с кого-то? Нужно жить так, как умеешь, как тебе хочется. Тем самым получается, что «героем» оказывается для себя каждый человек. Любой иной эталонный герой в современном обществе признан быть не может. Эталон нелегитимен при демократии.

Литература будет подстраиваться под такое положение вещей. Она становится ни к чему не обязывающим, развлекательным чтивом. Поскольку каждый является героем для самого себя, то и литература пишется для разных категорий людей.
При демократии появление «всеобщего героя» невозможно в принципе, потому что в нём нет потребности, его _в_с_е_ и не ждут. Основная масса читателей не ждёт от литературы ответов на свои насущные вопросы. Теперь ждут чего-то другого. Писатели живут в этой атмосфере, они чувствуют эти ожидания.

Collapse )

я

Русский Национальный Герой

Рискну предложить читателю еще один текст, встретившийся мне однажды в недрах ЖЖ. Хочу предупредить, что автор мне неизвестен. Его мнение является частным и я свою позицию по этому вопросу пока намеренно не разглашаю...

Оригинал:

Работа восстановлена по обрывку старой газеты и приведена не полностью. Автор, к сожалению, не известен, но как бы то ни было - спасибо ему!

Национальный герой есть фольклорный миф, национальная мечта, предел возможного, идеал, к которому следует стремиться.

Русский национальный герой может все — но не хочет. Он медленно запрягает, но быстро ездит. Запрягая, он кряхтит, зевает, крестится, потягивается, перепрягает, охает, стонет, чешет в затылке. Наскуча монотонностью процесса, он с криком «Эээээх-ма!!» рвет упряжь, ломает оглобли, зашвыривает обломки в небеса.

Collapse )