Андрей Гончаров (andrey_g) wrote,
Андрей Гончаров
andrey_g

Category:

Интервью на Рендер.Ру - 2


Производство трехмерных мультфильмов в России - вот настоящие приключение.

RENDER.RU: Добрый день, Андрей! Год назад мы уже встречались с Вами и беседовали о проекте «Аленушка и Ерема». Напомните нашим читателям, о чем данный проект?

Андрей Гончаров:  Это история о современной девочке, которая вполне ожидаемо оказалась наделена волшебными способностями, но стала их тратить, мягко говоря, не туда. Заколдовала мальчика, который ей понравился. Потом нехорошим образом избавилась от конкурентки. Ни в чем не повинные зверюшки пострадали… Но такие строгие сценаристы как я и Костя Мулин, данной нам кинокомпанией властью сумели-таки образумить эту девочку, и отправили ее исправлять все допущенные промахи. Так что «Приключения Аленушки и Еремы» - классическая история о том, что в жизни очень важно научиться исправлять допущенные ошибки.



RENDER.RU: Как Ваша студия начинала работу над проектом?

Андрей Гончаров: История этого проекта непростая. Я бы даже сказал – более, чем непростая. Когда-то проект под названием «Столичный сувенир» в буквальном смысле «вынул» из меня более восьмисот тысяч долларов, без всякой надежды на их возврат. Мероприятие это всегда имело сумасшедший оттенок, но я относился к нему, как к возможности научиться тому, что невозможно узнать ни на одних курсах. Это была  возможность получить бесценную практику производства трехмерных фильмов. Опыт был, преимущественно негативный, но его вполне хватило, чтобы, оставшись без средств, я бы даже заметил – без средств к существованию, найти кинокомпанию, которая захотела финансировать производство нового полнометражного мультфильма. Условия были жесткие, финансы поначалу скромные, сроки дикие. Бюджет был мной рассчитан в 2005 году, а работать пришлось в 2006-2008. Средние заработные платы сотрудников в начальном бюджете были 1000-1500 долларов. А заканчивали мы фильм при 2000-4000. Естественно, в таких условиях остаться в рамках бюджета невозможно. Но на специалистов существует спрос, и им нужно платить адекватные зарплаты.

 

RENDER.RU: Что изменилось за год работы над картиной? Возможно, возникли какие-то изменения в сценарии или в самих персонажах?

Андрей Гончаров: Производство полнометражного трехмерного мультфильма – невероятно сложная штука. Многие это говорят, но в действительности - не понимают. Некоторые компании, пытавшиеся сделать в России трехмерные мультфильмы, занимались именно тем, о чем вы сейчас спросили. Пытались вносить изменения в сценарий в ходе ведущихся работ над фильмом. Если такое происходит – могу лишь людям посочувствовать. Лично для меня совершенно очевидно, что производство фильма начинается после утверждения литературного сценария, написания режиссерского сценария и разработки всей художественно-постановочной части. Только потом можно начинать производство. Никаких изменений в сценарии после этого быть не может. У нас их и не было.

 

RENDER.RU: Судя по тому, что выход был запланирован на март 2008 года, видимо, трудностей пришлось преодолеть немало. Расскажите, что же стало «камнем преткновения»?

Андрей Гончаров: Причины были разные. И банальные, и трагические. Поначалу намного позже мы заняли предназначенное для студии помещение. Позже произошло несчастье – скоропостижно скончался наш главный специалист по рендеру Игорь Сиваков. Все это не позволяло выпустить фильм на весенние каникулы 2008 года. Летом выпускать фильм невыгодно. Кинокомпания перенесла выход фильма на осенние каникулы 2008 года.

 

RENDER.RU: Сколько времени ушло на весь проект, от задумки сценария до «финального кадра»?

Андрей Гончаров: Над сценарием я и Костя Мулин начали работать в январе 2005 года. Закончили в августе 2006-го. Режиссер участвовал в обсуждениях, это было важно и для качества написания сценария, и для ускорения сроков производства. Параллельно были привлечены два художника для разработки персонажей и локаций. Само производство началось в октябре 2006-го. Да и то - это громко сказано. В этом месяце студия насчитывала лишь 5 человек: продюсер, режиссер, технический директор и два моделера. Но дело с набором специалистов пошло достаточно быстро.

 

RENDER.RU: Если условно разделить всю работу над проектом на этапы, то какой из них, по Вашему мнению, оказался наиболее трудоемким и почему?

Андрей Гончаров: Не было простых этапов. Наоборот их было много, и все очень сложные. На сценарий, как я говорил выше, ушло полтора года. Полгода режиссер Георгий Гитис работал над режиссерским сценарием. Полгода потребовалось художникам. Песни к  фильму я написал достаточно быстро – за месяц. Немного помог Костя Мулин. Еще два месяца потребовались композитору для написания к ним музыки. Хореограф ставил танцы к песням три месяца. К озвучанию готовились два месяца. Озвучили за месяц. На МОСАР ушло в общей сложности около месяца. Правда, все эти работы велись внахлест. В этом секрет скорости. Оператор-постановщик работал постоянно. Моделинг, текстуринг, сетап и анимация делались практически в течение всего срока производства фильма. Рендер и композ начались, понятное дело – позже, но работы велись в очень напряженном режиме до самого завершения.

 

RENDER.RU: Расскажите сколько человек разрабатывало концепты персонажей? Как это происходило? Случайно ли получилось так, что персонаж Алёнушки очень схож с образом Инны Гомес, которая и озвучивает данный персонаж?

Андрей Гончаров: Изначально над персонажами в тесном содружестве со сценаристами и режиссером работал Андрей Рябовичев. Он известен зрителям по своей работе в «Князе Владимире». Образы Аленушки – длинноногой девчушки в коротком платье, и Еремы – деревенского весельчака был предложены к визуализации мной. Очень важно было, чтобы эти герои были достаточно интернациональны, не вызывали прямых ассоциаций с какой-либо одной группой современных подростков. Все первоначальные концепты позже  другие художники студии адаптировали для трехмерного мультфильма. Сходство Аленушки с Инной я как-то не наблюдаю. Но это все очень субъективно.

 

RENDER.RU: Расскажите о тех, кто озвучивал фильм, какие требования выдвигались при выборе актеров?

Андрей Гончаров: Кастинга в проекте не было. С Гомес, Чонишвили, Гришечкиным, Наумовым и Воскресенским я работал ранее. И я знал, что все они – великолепнейшие актеры озвучания, поэтому роли писались специально для них. Ерему должен был озвучивать прекрасно поющий актер. С Макарским на тот момент я не был знаком, но приглашал его на роль смело. Его супруга – Виктория, оказалась хорошей певицей. Именно она поет в фильме песни царевны Всеславы. Во время моего знакомства с Антоном и Викторией, рядом с ними оказался их друг – Саша Ревва. Я сразу про себя отметил, что он – был бы наш вылитый воевода. Я предложил ему попробовать озвучить эту роль – и тоже не ошибся. Мысль пригласить на озвучание роли тетки Ефросиньи Ренату Литвинову пришла мне экспромтом. И тоже очень удачно. Сложнее было намного с озвучанием царевны Всеславы. Мне очень нравились роли в театре Наталии Щукиной. Ее Сюзон из «Безумного дня или женитьбы Фигаро» Ленкома очень напоминала по темпераменту царевну Всеславу. Самой Щукиной идея озвучить роль в мультфильме тоже очень понравилась. Вопрос о ее участии был решен очень быстро. Наконец, с народным артистом России – Александром Анатольевичем Пожаровым, меня связывают давние хорошие отношения. Дело в том, актер Пожаров известен пусть многим, но далеко не всем. А вот хрестоматийный голос Шуры Каретного – знает каждый второй в этой стране. Каретный – это одна из масок Пожарова. Именно в этой манере я и попросил Александра Анатольевича озвучить царя Дормидонта. Так что, поклонников Шуры Каретного ждет, в некотором роде – сюрприз.

 

RENDER.RU: Как нам известно, штат сотрудников, работающих над проектом, географически достаточно широко разбросан. Насколько сильно это осложняло работу и как вы с этим справлялись?

Андрей Гончаров: Я очень хорошо осознавал, с какими трудностями я столкнусь при наборе кадров. Идти по пути переманивания специалистов не хотелось. На тот момент в производстве находились «Кракатук» и «Лягушачий рай». Раздувание зарплат ради заполнения штата – бессмысленное дело. Поэтому я старался приглашать хороших специалистов из других городов, помогая с жильем. Платил приличные зарплаты. Москвичей в студии не так много. У нас висели объявления на всех мыслимых Интернет-ресурсах. Когда студия разрослась, уже работающие у нас люди предлагали кандидатуры своих знакомых. Я, например, предложил стать оператором-постановщиком Юрию Давыдову из Санкт-Петербурга. И хотя ему сложно было оставить свой бизнес и семью, он все же сделал выбор в пользу проекта. Больших трудов стоило уговорить нашего супервайзера Александра Петрова уделять нашему проекту достаточно времени. Поначалу он совмещал работу на нескольких проектах. Мой друг - хореограф в Ростове-на-Дону был вынужден закрыть свою школу. Так много времени уходило на эксперименты с танцами для мультфильма. В общем, многим приходилось чем-то жертвовать, чтобы оказаться в этом проекте.

 

RENDER.RU: По сравнению с прошлым годом изменилась ли проблема нехватки кадров? Все-таки мир CG растет и специалистов становиться все больше.

Андрей Гончаров: Нехватка кадров, действительно, есть. У нас в производстве находятся «Новые приключения Аленушки и Еремы». Этот мультфильм существенно сложнее, в нем намного больше спецэффектов. Так что сейчас студии нужен большой отдел именно таких специалистов.

 

RENDER.RU: Сколько человек работало в каждом отделе?

Андрей Гончаров: Как и везде, у нас есть текучка кадров, есть фрилансеры. Моделинг, художники, текстурщики, рендер и композ – в разное время в каждом отделе от трех до пяти человек. Штатных аниматоров около двадцати. Три супервайзера. Технический отдел – три человека.

 

RENDER.RU: Если анализировать техническую подготовку к созданию мультфильма, ощущалась ли нехватка возможностей софта? Вносились ли изменения в сценарий из-за невозможности технической реализации того или иного эффекта или сцены?

Андрей Гончаров: Я благодаря работе над «Столичным сувениром», а режиссер – благодаря десяткам сделанным сериям «Дятловых», понимали, что в фильме реализуемо, а что – нет. Да, трудные сцены были. Трудно было научить воеводу копать, например. Сделать иголки у ежа. Трава у нас замечательная. Шерсть и волосы пришлось истребить из-за сроков на корню. Но картинка и фильм при этом, с моей точки зрения – не потеряли в зрелищности. Со светом, естественно, пришлось повозиться. Насколько это возможно, исходя из сроков, разумеется… Фильм очень динамично смонтирован. Большой плюс к этому – постановка камер и отличный звук. Во время работы над фильмом специалистами студии была разработана специальная программа «Bo-Le-Ro», позволяющая организовать работу над проектом и контролировать ход исполнения каждой из  задач. Программа позволяет интерактивно видеть – какой объект, сцена и т.д. находится в работе, кто над ними работает и состояние готовности.

 

RENDER.RU: Год назад Вы говорили о том, что предпочтение отдаете ручной анимации. Но технологии развиваются и MOCAP в анимации применяется все чаще и шире. Повлияло ли это на ваше предпочтение или Вы все же считаете, что руки аниматоров ничто не заменит?

Андрей Гончаров: Мы используем МОСАР в самых простых эпизодах, и при съемке танцев. Все остальное – персонажная анимация. Она интереснее.

 

RENDER.RU: В ходе создания любого фильма возникают противоречия между творческими замыслами и реальными возможностями. Кто в вашем коллективе определяет правильность предпринимаемых действий?

Андрей Гончаров: Прежде, чем ответить на этот вопрос, я хочу уточнить, что являюсь исполнительным продюсером фильма, который контролирует и координирует по срокам все этапы производства проекта. Я не являюсь лишь руководителем студии компьютерной графики. Исходя из своей загруженности и степени компетентности, я определил для себя единственно верный стиль управления студией – не мешать супервайзерам и режиссеру делать свое дело. У режиссера есть «закон» - утвержденный продюсерами режиссерский сценарий. Супервайзеры, продолжая аналогии с законодательством, руководствуются – «кодексами» - определенными сроками работ в своих отделах Они им и следуют. А у меня для всех них имеется «конституция» - бюджет. Вследствие этого у нас нет, как такового, руководителя студии. Место, в моем понимании – вакантно. Система взаимоотношений в коллективе делает производство фильма во многом – саморегулируемым процессом.

 

RENDER.RU: Сейчас, когда проект находится на завершительной стадии - всем ли доволен заказчик? Получил ли он то, чего хотел, или же имеются нюансы, которые в итоге не совпали с первоначально задуманным?

Андрей Гончаров: Наш мультфильм – проект продюсерского центра «Парадиз», а не фильм, созданный по заказу кинокомпании. Поэтому, заказчика, как такового, в нашем случае нет. Будет ли довольна кинокомпания – покажет прокат фильма. Но могу сказать, что продюсеры, сценаристы и режиссеры в ходе работы имели возможность между собой наспориться до умопомрачения. И по поводу бюджета, и сроков, и финального результата…

 

RENDER.RU: Какие еще задачи предстоит выполнить до завершения проекта?

Андрей Гончаров: Если завершением проекта считать окончание работ по проекту «Новые приключения Аленушки и Еремы», то задач, которые предстоит выполнить – большая пребольшая куча. Вторая часть проекта значительно сложнее. Больше массовых сцен, сцен с водой, дыма, огня и сложной анимации. И все эти задачи предстоит решать, решать, и решать, пока все они каким-то образом не разрешаться.

 

RENDER.RU: Над чем работаете сейчас, какие планы на будущее?

Андрей Гончаров: Студия целиком занята производством «Новых приключений Аленушки и Еремы». Лично я параллельно умудряюсь пописывать потихонечку сценарии будущих мультфильмов в стол. Только «Приключениями Аленушки и Еремы» ограничивать себя не вижу необходимости. Да и возможности…


RENDER.RU: Андрей, благодарим Вас за интересную беседу, редакция RENDER.RU желает Вам и студии «Парадиз» процветания и успешного проката фильма.

Источник.
Tags: Приключения Аленушки и Еремы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments